Верховный суд Нидерландов отменил решение о выплате Россией более 50 млрд долларов бывшим акционерам нефтяной компании ЮКОС и постановил пересмотреть его. Эксперты отмечают, что суд мог полностью отменить решение первой инстанции и закрыть дело раз и навсегда. Но вместо этого рассмотрение возвращается на предыдущий этап и затянется на годы. Чем и когда закончится эта долгая судебная тяжба?

В пятницу Верховный суд (ВС) Нидерландов отменил решение Апелляционного суда Гааги о выплате Россией более 50 млрд долларов трем бывшим крупным акционерам ЮКОСа – Yukos Universal, Hulley Enterprises и Veteran Petroleum – и вернул дело на повторное рассмотрение в Апелляционный суд Амстердама, заявив, что Апелляционный суд Гааги ошибочно отклонил довод РФ о том, что акционеры совершили мошенничество в арбитражном разбирательстве. Таким образом, судьи ВС частично удовлетворили кассацию России, поданную в 2020 году.

Генпрокуратура России приветствовала это постановление, но выразила сожаление, что «высшая судебная инстанция Нидерландов не в полной мере прислушалась к позиции Российской Федерации», «которая убедительно обосновывает необходимость полной отмены арбитражных решений уже на этой стадии». Генпрокуратура, как говорится в ее Telegram-канале, ожидает, что разбирательства продлятся еще как минимум до 2023 года. Бывшие акционеры ЮКОСа, как сообщает Reuters, пообещали «изучить решение Верховного суда», выразив уверенность, «что Апелляционный суд Амстердама отклонит безосновательные претензии Российской Федерации и оставит в силе арбитражные решения».

В мае 2005 года бывшего руководителя ЮКОСа Михаила Ходорковского и экс-главу МЕНАТЕПа Платона Лебедева приговорили к девяти годам за мошенничество и неуплату налогов. Позднее наказание смягчили до восьми лет. В декабре 2010 года по «второму делу ЮКОСа» их осудили на 14 лет лишения свободы за хищение нефти и легализацию выручки. В 2013 году президент России Владимир Путин помиловал Ходорковского. По иску в Гааге Group Menatep Limited (GML) потребовала от России выплатить 114 млрд долларов, но в 2014 году Третейский суд в Гааге оценил потери в 50 млрд. С тех пор сумма увеличилась до 57 млрд из-за накопившихся процентов.

В феврале 2020 года Апелляционный суд Гааги отменил вынесенное в апреле 2016 года решение окружного суда, который снял с России обязательство по выплате и подтвердил, что Россия должна бывшим акционерам ЮКОСа 50 млрд долларов. В ответ Россия обжаловала в мае 2020 года это решение. Как поясняли тогда в Минюсте, Апелляционный суд не принял во внимание «неправомерное использование» экс-акционерами механизма Договора к Энергетической хартии (ДЭХ), который не ратифицирован Россией. Помимо этого, Апелляционный суд проигнорировал тот факт, что экс-акционеры ЮКОСа не являлись добросовестными инвесторами и уклонялись от уплаты налогов, выводили средства за границу и отмывали деньги. «Контроль над активами этой компании был получен ими с помощью целого ряда незаконных действий, включая сговор и подкуп должностных лиц», – поясняли в Минюсте.

Кроме того, в России считали, что Апелляционный суд Гааги не учел позицию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который отказал в признании нарушения статьи 18 Конвенции о защите прав человека. По версии Минюста, ЕСПЧ полностью отверг обвинения в адрес России в политической мотивации и репрессивном характере преследования ЮКОСа.

Член набсовета Гильдии финансовых аналитиков и риск менеджеров Александр Разуваев приветствовал решение Верховного суда Нидерландов и счел это признаком того, что «западная судебная система еще не до конца гнилая». Тем не менее, он считает, что  «акционеры ЮКОСа продолжат добиваться выплаты от России». «Эта история будет тянуться очень долго. Это дело закончится только тогда, когда прекратится холодная война между Россией и Западом», – уверен Разуваев.

Аналитик считает, что банкротство ЮКОСа проходило «строго в рамках закона» и «дочки» компании были проданы по справедливым ценам. «Вся эта судебная история стала возможной, потому что это очередной рычаг давления на Россию со стороны Запада… Но даже если бы было другое решение Верховного суда Нидерландов, Россия никогда не стала бы платить эти деньги. Сумма в 57 млрд долларов – военная репарация, а мы не проиграли никакой войны. Более того, ЮКОС никогда не стоил 50 млрд даже после объединения с «Сибнефтью», – напомнил собеседник.

То, что акционеры ЮКОСа предъявляют претензии именно к России, а не к Газпрому и Роснефти, которым достались основные активы бывшей нефтяной компании, говорит о том, что «для их бизнеса не произошло ничего страшного». «Поэтому эта история достаточно дохлая. Конечно, они могут попробовать арестовывать российское имущество, как это делала швейцарская компания Noga, но они ничего не добьются», – прогнозирует Разуваев.

Аналитик напомнил, что проблемы у ЮКОСа появились из-за серой налоговой оптимизации с помощью внутренних офшоров, но затем, когда началось расследование деятельности компании, «вылезло очень много криминала». «Возможно, мы скоро узнаем новые эпизоды, в которых замешаны основные акционеры ЮКОСа», – ожидает эксперт.

В свою очередь председатель Арбитражного третейского суда Москвы Алексей Кравцов уверен, что вердикт российского Конституционного суда, который в декабре 2020 года разрешил правительству страны не исполнять решения международного арбитража о выплате, никак не влияет на международные инстанции и не защищает российское имущество от ареста за рубежом. «Представьте, если часть денег Фонда национального благосостояния лежит в американском банке. Наверное, проще прийти в этот банк, показать решение суда Нидерландов и взыскать эти деньги с Российской Федерации. Решение третейского суда Гааги, как и любого другого суда, можно исполнять не только по месту нахождения ответчика, но и по месту нахождения его имущества», – подчеркнул Кравцов.

Собеседник указал, что решение Верховного суда Нидерландов не отменяет первоначального решения третейского суда в Гааге о выплате бывшим акционерам ЮКОСа. «Апелляционная инстанция может вернуть это дело в суд первой инстанции, а может вынести другое решение, на что неудовлетворенная сторона опять обжалует его в Верховном суде. Точка в этом деле не поставлена. Остается дождаться заседания Апелляционного суда Амстердама», – пояснил Кравцов, напомнив, что в прошлый раз суд рассматривал это дело два года.

Он согласился с оценками о том, что это разбирательство полностью политизировано и решения принимались в зависимости от уровня взаимоотношений России и Европы в тот или иной период времени. «Апелляционный суд Гааги принимал свое решение в тот момент, когда отношение Евросоюза к России было чуть ли не агрессивным.

Но сейчас снова проявилась зависимость Европы от российского газа. Соответственно, ругаться с главным поставщиком газа в Европу никто не хочет. Но при этом никто не хочет выпускать вожжи из рук, поэтому Верховный суд принял такой вердикт.

Хотя он мог бы вообще отменить решение третейского суда Гааги. Новое рассмотрение в Апелляционном суде Амстердама – это скрытый шантаж, вялотекущая история, которую всегда можно вытащить из кармана», – полагает председатель Арбитражного третейского суда Москвы.

Кравцов подчеркнул, что европейские суды «политизированы от и до», тем более, когда на кону «такая огромная сумма денег». «При этом подсудность притянута за уши. Поэтому это абсолютно политизированная история. Более того, бывшие акционеры ЮКОСа судятся между собой по вопросу распределения денег, которые поступают в общую копилку», – подчеркнул собеседник.