Рейтинги президента Украины растут не только на Украине, но и в США, где он обходит по популярности и Джо Байдена, и Макрона с Шольцем. Каким образом Владимиру Зеленскому удалось продать себя американцам в качестве успешного и вызывающего доверие лидера, хотя он по-прежнему остается больше актером, чем политиком?

Согласно социологическому опросу Pew Research Center – довольно известного экспертного бюро, расположенного в Вашингтоне, самым популярным политическим лидером в США на сегодняшний день является президент Украины Владимир Зеленский. Треть опрошенных полностью в нем уверены, еще 39% – в значительной степени, в сумме получается 72% одобрения. Почти три четверти обычно расколотых напополам избирателей.

У президента Джо Байдена суммарный показатель 48% при всего 17% «полностью уверенных». Получается, американцам нравится, куда Зеленский завел свою страну, и не нравится, куда Байден завел их общую. 

По второму пункту вопросов нет. Байден – это гуманитарный кризис на границе с Мексикой, спровоцированный надеждами на мягкую миграционную политику демократов. Байден – это позорное бегство из Афганистана, после которого эта страна вновь обрушилась в исламское средневековье. Байден – это рекордная за 40 лет инфляция, когда цены растут почти на все, но особенно сильно – на топливо.

Причем вся страна в курсе, что «грабеж на заправках» (есть теперь такая идиома) – это дополнительная плата за конфликт с Россией, ссору с саудитами и сворачивание недостаточно «зеленых» проектов (по вопросу борьбы с изменением климата Белый дом по-прежнему не готов к компромиссам).

Добавьте к этому нескончаемые «байденизмы» – и не останется вопросов, почему «старина Джо» (или «сонный Джо», как его называет личная немезида – Дональд Трамп) не вызывает у американцев энтузиазма как сильный лидер. Его рейтинг сейчас оценивается в 40%, при этом более 60% респондентов не поддерживают политику администрации Байдена на Украине.

Вряд ли потому, что втайне симпатизируют России (антилидерами упомянутого рейтинга Pew стали президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин – им «полностью доверяют» по 2% опрошенных американцев). Просто байденовская политика оказалось неэффективной. Спецоперацию ВС РФ не удалось ни предотвратить, ни остановить, доллар стоит 83–85 рублей против приснившихся Байдену двух сотен, а реальные последствия от экономической войны с Россией наконец-то дошли до массового избирателя, причем связь между ростом цен и санкциями американским правительством уже не отрицается – это попросту бесполезно.

В общем претензии нации к Байдену понятны. Непонятно, откуда такое доверие к Зеленскому, чью фамилию три недели назад не могла выговорить даже спикер палаты представителей Нэнси Пелоси (получилось что-то вроде «Керенски», что навевает невыгодные для Зеленского ассоциации с председателем временного правительства, умершим в эмиграции в Нью-Йорке).

Понятно, что в рамках конфликта в целом американцы симпатизируют Украине – в силу того, что в трактовке мейнстримных СМИ и политэлиты они воюют с ней на одной стороне. Это как бы общий для Запада фронт, но с разной степенью вовлеченности народов:

одни платят жизнями, а другие долларами и понижением температуры в домах.

То есть Зеленский – союзник, «почти свой», но это не объясняет столь высокую оценку его именно как лидера. До марта этого года она изумила бы вообще всех, включая самих украинцев.

Говорят, что сейчас у президента Украины заоблачные рейтинги и на родине. Можно этому верить, можно не верить, но это естественный общественно-политический процесс, когда в дни вооруженных конфликтов, внешней интервенции и острой неопределенности народ сплачивается вокруг главы государства. Мало у кого было иначе, за исключением совсем уж одиозных режимов типа полпотовского, когда правительство красных кхмеров свергали вошедшие в Пномпень вьетнамцы. 

Но те же самые украинцы вряд ли забыли, как ненавидели «Зелю» еще совсем недавно. В том числе за его лидерские качества и умение вдохновенно врать.

Единственное возможное объяснение этой «влюбленности» из области искусства. Американцы воспринимают происходящее на Украине как остросюжетный сериал, где есть герой (Зеленский), есть помощники героя (канцлер Германии и президент Франции – показатель совокупного доверия к ним 53–55%), есть антагонист и союзник антагониста (Владимир Путин и Си Цзиньпин). И да, есть еще Байден, который как персонаж не воспринимается, потому что цены растут на самом деле.

Такое отношение нормально для нации, которая в массе своей мало интересуются чем-либо за пределами собственной страны, включая политику и географию. То есть американцы с трудом найдут Украину на карте и даже приблизительно не скажут, сколько в ней живет человек и какие города относятся к крупнейшим. Это некая Заковия где-то в Восточной Европе из вселенной «Мстителей», которую нужно срочно спасать.

При этом Зеленский прекрасно вписался в образ героя благодаря своей основной по времени вовлечения профессии – актерской. Произвести эффект и подать себя – это он умеет очень хорошо, а его команда умеет продавать картинку и устраивать креативные штурмы. Поэтому у второго сезона очень высокие рейтинги.

Возможно, фигура президента Украины даже вызывает у американцев воспоминания о Рональде Рейгане, который долгие годы считался самым любимым президентом нации, иногда уступая в опросах только убитому Кеннеди. Но это, если что, несправедливо по отношению к Рейгану: когда-то он действительно актерствовал, но к моменту переезда в Белый дом уже много лет как был политиком и накопил солидный управленческий опыт.

Зеленский в момент переезда на Банковую продолжал оставаться актером и во многом остается им до сих пор. Разница хорошо видна человеку, чьи познания о мировой политике или хотя бы географии отличаются от среднеамериканских.

Такое бывает с пышными историческими драмами – красиво, увлекательно, народ в восторге, но историки – от специалистов по эпохе до специалистов по военным мундирам – видят такую лажу, что смотреть не могут.

В качестве примера можно привести почти любой из регулярных «стендапов» Зеленского, где подача – на высоком уровне, но там, где у политика и лидера должен быть смысл, у него сценарий с набором красивых слов.

Выступая перед парламентом Норвегии, он предупредил, что расставленные в Черном море Россией мины представляют угрозу для прекрасных норвежских фьордов. Проблема даже не в том, что эти мины установили как раз ВСУ, о чем радостно отчитались. А просто: где Черное море – и где фьорды? Мины в обход Португалии поплывут?

Выступая перед израильским Кнессетом, Зеленский сравнил происходящее на Украине с Холокостом. Не нужно быть евреем, чтобы понимать, что сравнение с Холокостом в данном случае очень плохой тон. Но комик этого не чувствует, он пытается быть серьезным и мелет в соответствии с ассоциациями: Израиль – это Холокост, Норвегия – это фьорды.

Странно, что для парламента Нидерландов не соорудили остроту про марихуану и красные фонари. Видимо, было совсем не к месту.

Из-за неумения отличать реальность от художественных образов, а политику – от стендапа этот сериал может продолжаться еще долго даже с учетом спецоперации: в качестве «говорящей головы», воодушевляющей зрителя, Зеленский может «работать президентом» и из Варшавы.

Но каждый день этого концерта заставляет Украину заплатить за конфликт больше, чем она могла бы заплатить, что ни один американец, в отличие от русского, оценить просто не в состоянии.