В воздушном пространстве над Черным морем произошел новый инцидент с российским пассажирским самолетом из-за опасных маневров авиации НАТО. В результате лайнер с 160 людьми на борту был вынужден сменить курс. Москва уже заявляла протест США после аналогичного случая в начале декабря, однако получила ответ Пентагона в духе «пустяки, дело-то житейское». Как обезопасить гражданские воздушные коридоры от «неопознанных летающих объектов»?

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин в воскресенье подтвердил, что российский самолет с 160 людьми на борту, летевший из Екатеринбурга в Сочи, был вынужден сменить курс из-за неопознанного воздушного судна. Это не первый инцидент подобного рода за последнее время.

В начале октября авиалайнер, летевший рейсом Анапа – Москва над побережьем Черного моря, обнаружил следовавший прямо по курсу и не выходивший на связь неопознанный летательный аппарат, который был идентифицирован как американский разведывательно-ударный беспилотник Reaper. В середине того же месяца с летевшим из аэропорта Раменское в Шарм-эш-Шейх пассажирским Boeing опасно сблизился самолет-разведчик ВВС США Boeing RC-135. На прошлой неделе пассажирский самолет Airbus, который летел из Тель-Авива в Москву, изменил курс над Черным морем из-за сближения с иностранным самолетом-разведчиком.

После серии опасных происшествий МИД России вручил ноту протеста посольству США в Москве. «Неприемлемая и опасная активность авиации стран – членов НАТО, когда полеты американских военных самолетов и союзников США по альянсу осуществляются без радиосвязи, предоставления планов полета и получения диспетчерского разрешения, несут серьезные риски для безопасности полетов гражданских воздушных судов», – говорится в опубликованном комментарии МИД.

Соединенные Штаты нарушают базовые принципы Чикагской конвенции о международной гражданской авиации и другие нормы международного права, констатировали в российском дипломатическом ведомстве. В МИД призвали к диалогу с целью предотвратить дальнейшие инциденты в воздухе и на море. «В противном случае для предотвращения и устранения возникающих угроз будут задействованы все имеющиеся в нашем распоряжении средства», – предупредили в МИД России.

Вашингтон, со своей стороны, либо отмалчивается, либо пытается представить произошедшее как малозначимый пустяк. Сообщения о том, что самолет-разведчик США создал угрозу гражданскому самолету над Черным морем, не соответствуют действительности, «не было такой опасности, не было небезопасных и непрофессиональных маневров, уж, конечно, не со стороны американских военных», – заявил представитель Минобороны США Джон Кирби. По версии Пентагона, «была ситуация, которую легко разрешили при помощи здравого смысла и рутинных процедур контроля воздушного движения». Это заявление явно контрастирует с бурной реакцией Вашингтона и Брюсселя на сообщения о полетах российских ВКС над Балтикой.

США и другие страны НАТО упорно не желают принять «легкое и рутинное» решение, которое позволило бы избежать воздушных инцидентов. Авиация альянса отказывается проводить полеты своих самолетов с включенными транспондерами, констатировал в 2019 году президент Владимир Путин. Подобное положение дел сохраняется и сейчас. В то же время Россия еще в 2016 году стала использовать транспондеры на военных самолетах, выполняющих полеты над Балтикой – этот шаг российская сторона сделала после просьб руководства Финляндии. Натовские самолеты продолжают оставаться неопознанными и не отслеживаемыми, констатируют эксперты по авиации.

«Когда неопознанные самолеты пересекают маршруты гражданских воздушных судов, диспетчерские службы по сути не имеют возможности для контроля за обстановкой в воздушном пространстве. У них нет возможности при необходимости развести самолеты по безопасным курсам, высотам, эшелонам. В этом – опасность данной ситуации», – сказал газете ВЗГЛЯД главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров.

Эксперт пояснил: в обычной ситуации у самолета есть «ответчик», то есть установленное на борту устройство, которое передает информацию в ответ на запрос от РЛС с земли и позволяет вести управление воздушным движением.

«Наземным службам поступают данные: что это за воздушное судно, куда оно летит, на какой высоте и с какой скоростью. Можно дать прогноз, поняв, куда дальше будет перемещаться этот объект, – рассказал Гусаров. – На гражданских самолетах имеются такие приемо-передающие устройства. Если же ответчика нет, если летательный аппарат виден только на радаре, то мы уже не можем сказать, как он будет дальше маневрировать, с какой скоростью, как выйти с ним на связь и так далее». Поэтому появление такого непредсказуемого «неопознанного объекта», перемещающегося со скоростью в сотни километров в час, при возможном сближении и представляет потенциальную опасность для гражданских самолетов, указал эксперт.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от ВЗГЛЯД.РУ (@vzglyad.ru)

 

Гусаров допускает, что частое появление в воздушном пространстве таких самолетов может грозить ущербом для гражданской авиации. «Все зависит от того, насколько гражданским воздушным судам приходится отклоняться от заранее намеченного курса, насколько увеличится время полета или время ожидания вылета», – отметил специалист. На данный момент потенциальный ущерб может быть не очень велик, добавил Гусаров.

По его мнению, с учетом ограничений по коронавирусу, и поскольку зимой частота рейсов не так велика, как на пике туристического сезона – то сейчас можно с минимальными последствиями перевести авиалайнер на другой курс или в другой воздушный коридор.

«Но если бы это происходило в нормальной ситуации – летом, а также без пандемийных ограничений, то тогда самолеты идут друг за другом по маршруту с интервалом в полторы-две минуты. С той же частотой воздушные суда садятся и в аэропортах, – указал Гусаров. – Придется уводить на другой маршрут не один «борт», а очень плотный поток».

Диспетчеры столкнутся с крайне серьезной проблемой – как вернуть самолеты на маршрут, как их развести в зоне аэродрома, где с малыми интервалами идут взлеты и посадки, констатирует эксперт по гражданской авиации. «Безусловно, повышаются риски для безопасности полетов. В этой ситуации удивляет и озадачивает отсутствие реакции со стороны международного авиационного сообщества, – отметил Гусаров. – В первую очередь отсутствует реакция со стороны ИКАО – Международной организации гражданской авиации.

Если бы подобный инцидент произошел с российским военным самолетом, а еще, не дай бог, у берегов США – то был бы шум на весь мир.

В этом случае – гробовая тишина, как будто бы все так и надо. Неужели нужно, чтобы мы столкнулись с реальной угрозой?».

«Причем очевидно, что экипажи боевых самолетов залетают в гражданские эшелоны осознанно, понимая последствия, – подчеркнул Гусаров. – Это похоже на отработку некоей боевой тактики. Подобной тактики, как мы знаем, придерживались ВВС Израиля, когда они, прикрываясь гражданскими самолетами и избегая системы ПВО, наносили удары по объектам в Сирии. Ни к чему хорошему такие провокации не приведут».

По сути, эти воздушные инциденты надо рассматривать как элементы агрессии против России, подчеркнул военный эксперт Александр Перенджиев, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова. «Преднамеренное создание ситуаций, чреватых авиакатастрофами – это операция устрашения, – полагает собеседник. – У граждан должен появиться страх перелетов, что нанесет удар и по туристическому бизнесу, и по экономическим связям России с другими странами».

Натовцы пытаются создать постоянную угрозу России – сначала в акватории Черного моря в районе Крыма и Черноморского побережья Краснодарского края, а теперь и в воздушном пространстве над этой акваторией, подчеркнул Перенджиев. «Это не разовые инциденты, не отдельные эпизоды, а целенаправленная тактика захвата», – считает военный эксперт.

«Не надо забывать, что на Черноморском побережье Кавказа находятся крупнейшие транспортные ворота России на юге – порт Новороссийск, сюда сходятся маршруты морских грузоперевозок, в том числе танкерных. В уязвимом положении оказываются и «Турецкий поток», и другие трубопроводы, проходящие по дну Черного моря, – указал Перенджиев. – Создание постоянной напряженности в этом районе, создание угрозы для безопасности морских и воздушных коммуникаций призвано причинить вред России если не напрямую, военным путем – то экономическим путем, но военными средствами». Целью может быть если не экономическая блокада, то сдерживание экономической деятельности, делает вывод эксперт.

На ваш взгляд

Какая из сторон больше заинтересована в диалоге между Россией и НАТО?

НАТО

Россия

Обе стороны в равной степени

Ни одна из сторон

Обсуждение: 

31 комментарий

«В последние годы Россия приложила немало усилий для налаживания связей со странами Черноморского региона, для развития контактов в рамках Организации по черноморскому экономическому сотрудничеству (ОЧЭС), куда помимо Турции и других стран Причерноморья входят и средиземноморские государства», – отметил Перенджиев. Повторяющиеся воздушные и морские инциденты у наших берегов, вкупе с постоянными обвинениями России в подготовке «агрессии против Украины», имеют целью в том числе выключение нашей страны из этих интеграционных процессов, считает эксперт.

«Возвращаясь к серии воздушных инцидентов, надо отметить – возникает вопрос, как в таких условиях обеспечить безопасность трасс, где проходят полеты пассажирских авиалайнеров. Возможно, во избежание провокаций даже придется пойти на военное сопровождение гражданских самолетов – как российских, так и транзитных, – полагает Перенджиев. – С политической же точки зрения единственный выход – добиваться выхода на прямой разговор с руководством НАТО, который может быть возможным после беседы президентов Владимира Путина и Джо Байдена. Надо прямо поставить вопрос руководителям альянса: чего вы добиваетесь? Вы собираетесь воевать? Если нет – то надо обозначить четкие красные линии, дабы избежать инцидентов и угроз».