Владимир Путин подписал указ, которого жители ДНР и ЛНР ждали несколько лет. Россия в полной мере открыла свои рынки для производимых в Донбассе товаров, что поможет ему обратить вспять хозяйственную деградацию и отток населения. На наших глазах рушится стратегический план Украины по возвращению мятежного региона. Плохо лишь то, что отреагировать в Киеве могут радикально – вплоть до начала новой войны.

Указ президента России об оказании гуманитарной поддержки населению ДНР и ЛНР может называться почти буднично, но событие это историческое. Особенно если рассматривать его вкупе с другими решениями по проблеме Донбасса, которые российские власти приняли за последние годы.

В 2017 году Россия признала многие документы, выдаваемые в ДНР и ЛНР, от паспортов до дипломов. В 2019 году для жителей Донбасса значительно упростили вступление в гражданство РФ. Теперь, в 2021-м, местные предприятия во многих правах будут приравнены к российским.

Во-первых, будут признаны сертификаты на продукцию, произведенную в ДНР и ЛНР. Раньше эти сертификаты, предоставляемые таможне и другим органам власти РФ, должны были быть украинскими – по официальной «стране происхождения». Ответ на вопрос, как мы тогда могли торговать с Донбассом законно, прост – мы и не могли. Долгое время торговля была возможна лишь благодаря деятельности «фирм-прокладок», которые такими сертификатами торговали. На них украинцы делали хорошие деньги, а деньги они любят значительно больше, чем официальный патриотизм.

Во-вторых, за рядом исключений, для донецких и луганских предприятий отменят квоты на экспорт товаров в РФ. Против этого наверняка возражали некоторые отечественные производители, боявшиеся демпинга цен, но всем в данном случае угодить невозможно, а конкуренция – залог прогресса.

В-третьих, донбасских производителей подключат к системе госзакупок, то есть одним из заказчиков для них станет само российское государство. Это очень большой заказчик, что крайне актуально с учетом того, что многие производственные мощности Донбасса сейчас заняты в лучшем случае на треть.

ДНР и ЛНР находятся в экономической блокаде со стороны Украины, а значит – с учетом признания всем миром только украинских сертификатов – и всего мира. Существовали лишь отдельные экономические «ручейки», текущие в Россию и из России, но они не давали Донбассу реализовать свой промышленный потенциал. Традиционно богатый регион, где люди исторически привыкли много работать и жить при этом на широкую ногу, нищал вместе со своими жителями.

Теперь ручейки должны превратиться в реки. Донбасс стал принципиально ближе к России и может функционировать не как «медвежья дыра», а как ассоциированный с Россией регион. У него появилось будущее – политическое, экономическое и культурное, потому что будущее – это люди, а люди из Донбасса прежде уезжали, спасаясь не только и не столько от бомбежек, сколько от безработицы и нищеты, то есть низких зарплат в сочетании с высокими ценами.

Будет торговля, будет и производство. Будет производство, будут и деньги. Будут деньги, будут и люди. Всемирный закон экономики.

Газета ВЗГЛЯД часто писала о том, что постепенная экономическая деградация Донбасса – это главный союзник генштаба Украины. Как и о том, что выход из этой ситуации только один – тот, который содержится в новом президентском указе: снятие таможенных барьеров и подключение к госзакупкам.

Не надо, впрочем, считать, что все зависело от одной лишь России и нынешнее решение выписано сейчас «от щедрот». Со стороны ДНР тоже шла и идет большая подготовительная работа, в том числе по унификации экономического законодательства с российским и подгонке технических регламентов по стандартам ЕАЭС. Эта работа велась с четкой целью – прийти к тому, к чему мы пришли сейчас.

Согласно указу главы российского государства, обозначенные меры будут действовать вплоть до мирного урегулирования конфликта. То есть до полной имплементации Минских соглашений и возвращения Донбасса в состав Украины в качестве автономии.

То есть будут действовать всегда, потому что осознанная и, по сути, уже давно оглашенная цель украинского руководства – не допустить выполнения Минских соглашений в том виде, в каком они были заключены.

Стратегия проста и понятна: украинцы планировали сидеть на берегу и ждать, пока по ней проплывет труп врага. Хотели дождаться разрушения инфраструктуры Донбасса, устаревания производственных мощностей, уныния местных жителей. Того, что сама идея донбасской «самости», как и идея русского мира, будут дискредитированы, воплотившись в разруху.

«Украинские власти добивались затягивания экономической удавки на шее Донбасса. А сейчас им очень обидно, потому что Россия разрушила их план», – подтвердил газете ВЗГЛЯД представитель ЛНР на минских переговорах Родион Мирошник. 

«Обидно» – это, кстати, еще мягко сказано. «Создается возможность взрывной интеграции» Донбасса в Россию, переживает экс-глава МИД Павел Климкин. «Кремль ускоряет сценарий ползучей аннексии оккупированных территорий», негодует экс-президент Петр Порошенко. Эти люди много старались для того, чтобы подобный указ подписан не был, потому что понимали, чем он грозит.

Кстати, не факт, что это понимает нынешний президент Владимир Зеленский. Кажется, он критично многого не понимает.

Отдельного внимания заслуживает заявление пресс-секретаря Киева в трехсторонней контактной группе по урегулированию конфликта, внештатного советника главы офиса президента Алексея Арестовича. «Это действие, прямо нарушающее Минские и нормандские соглашения», – возмущается он.

Прелесть ситуации в том, что это, во-первых, ложь, во-вторых, никаких нормандских соглашений не существует (есть нормандский формат для переговоров), в-третьих, это все говорит Арестович, который вроде бы профильный специалист и совсем недавно радовался тому, что Украина «снялась с крючка Минских соглашений» (Виктория Нуланд его потом поправила). Всего одна простая фраза, а сколько в ней всего того, что отражает современную украинскую политику – с украинской точки зрения как бы хитрую, а на самом деле глупую, дилетантскую, истеричную и основанную на подлогах.

Впрочем, праздновать и торжествовать мы еще успеем. Сейчас главное – осознавать риски, которые могут возникнуть в связи с новой экономической реальностью в Донбассе.

Первое – это риски военно-политические. После краха стратегии с «проплывающим трупом врага» Украина может вернуть Донбасс только через войну. Следовательно, именно военных провокаций нам и нужно опасаться.

Не потому ли Запад вдруг стал искать российские войска у украинских границ и вновь озаботился защитой «территориальной целостности» Украины, что ожидает от нее провокации такого масштаба, которое может потребовать военного вмешательства со стороны России?

О том, что неприемлемый для «украинского плана» путинский указ должен быть подписан, в Вашингтоне и Киеве могли знать заранее. Не от «кротов» в Кремле, конечно, но от «кротов» в Донецке, который был в координации с Москвой. Нельзя точно сказать, существуют ли такие шпионы на самом деле, но потребность в них для США и Украины огромна – и там наверняка готовы платить за такую работу большие деньги.

Второе – это риски экономико-коррупционные, тоже существенные, потому как есть в Донбассе и «своя» коррупция, и «старая», украинская, со щупальцами вплоть до Львова, где, несмотря на весь национализм, тоже любят торгануть родиной ради хаты. На практике это может привести к тому, что из Донбасса в РФ хлынут украинские товары, включая те, на которые сейчас наложены санкции. Другими словами, очередные неприятные люди будут делать на нас большие деньги.

Но риски всегда есть, когда проворачивается колесо истории. Сейчас это русское колесо, и оно проворачивается так, что «Навеки с Россией!» для Донбасса больше не лозунг, а констатация факта.