«Появление Донецко-Криворожской республики было ответом на сепаратистский проект Украины, которая взяла курс на обособление и заодно пыталась прибрать те земли, которые никогда не входили в состав исторической Малороссии», – сказал газете ВЗГЛЯД историк и политолог Владимир Корнилов. Сто лет назад Донбасс и Харьков впервые заявили о самоопределении. Почему республику удалось «втиснуть» в состав Украины?

Ровно 104 года назад, в последних числах марта 1918 года, генерал-фельдмаршал Герман Эйхгорн – командующий немецкими войсками, наступавшими на Украине по приглашению киевской Центральной рады, – получил ультиматум из Донбасса. Глава Совнаркома Донецко-Криворожской республики товарищ Артем предупредил: ДКР не имеет никакого отношения к Украине, а пересечение границы республики в Харьковской губернии будет расценено как объявление войны. Подпись «скрепляли» 15 тысяч штыков донецкой Красной армии – единственной остававшейся боеспособной пробольшевистской силы на юге России. Немецко-австрийских интервентов, а затем и белогвардейцев и украинских «самостийников» останавливали шахтеры Кривого Рога и Юзовки (нынешнего Донецка) и рабочие Харькова и Екатеринослава (Днепропетровска).

Но все это время в красном тылу зрел спор, предопределивший судьбу республики. «Сепаратисты не мы, а вы!». С этого упрека, который товарищ Артем бросил главе киевских большевиков Мыколе Скрипнику на учредительном съезде Советов в феврале 1918-го, началось противостояние красных украинизаторов и сторонников Донбасса как неотъемлемой части России.

Но московские руководители поддержали сторонников проекта Советской Украины от Галичины до Луганска. И 103 года назад, 19 марта 1919 года, Донецко-Криворожская республика была окончательно упразднена и влита в состав Украинской ССР.

О краткой, но яркой истории ДКР, и о том, почему большевики предпочли подарить Донбасс Киеву, газета ВЗГЛЯД поговорила с донецким политологом и историком, автором книги «Донецко-Криворожская республика. Расстрелянная мечта» Владимиром Корниловым.

«Донецкая республика создавалась как часть России»

Владимир Корнилов.

(фото: Нина Зотина/РИА Новости)

ВЗГЛЯД: Владимир Владимирович, среди историков бытует мнение, что Донецко-Криворожская республика была в 1919 году включена в состав Советской Украины исключительно из политических, точнее, классовых соображений – «укрепить крестьянскую Украину сознательными пролетариями Донбасса». Согласны ли вы с такой трактовкой?

Владимир Корнилов: Большевики формировали советские республики по национальному признаку, но ради тактических – партийных, идеологических соображений решили втиснуть Донбасс в состав Украины. Так в составе УССР оказался регион, который никакого отношения не имел ни к Украине, ни к каким-либо украинским национальным образованиям. Это всегда был многонациональный край – с самого начала освоения Российской империей территорий бывшего Дикого поля. Донбасс заселяли и выходцы из центральной губернии, и славянские переселенцы с Балкан, и греки… Здесь всегда говорили и говорят на русском языке, всегда считали себя составной частью Российского государства и никогда не мыслили себя в отрыве от России.

Действительно, в свое время большевики, начиная с 1919 года, активно встали на путь присоединения русскоязычного края к проекту Украинской Советской Социалистической Республики. И объяснение было таким: разбавить мелкобуржуазный крестьянский элемент Малороссии – Украины сознательным пролетарским большевистским элементом, сосредоточенным в Донецко-Криворожском угольном бассейне, в Харькове – в промышленных регионах.

Напомню, что на это же обстоятельство указывал и Владимир Путин в своей фундаментальной статье о единстве русского и украинского народов.

Собственно, с того все и началось. Все споры и проблемы, которые можно было легко разрешить тогда, в 1919 году, оказались положены в долгий ящик и зажаты, как пружина. Мы сейчас по сути дела ведем те же самые споры, с теми же лозунгами, но теперь, как видим, более кровавыми методами.

ВЗГЛЯД: Если отступить чуть-чуть назад по времени, как появилась сама идея самостоятельной Донецко-Криворожской республики? Кто был ее инициатором?

В. К.: Советской Донецко-Криворожской республики – что немаловажно. Инициатором была РСДРП(б), партия большевиков. На момент октября 1917 года партия обладала абсолютным большинством, что вполне объяснимо: где был фабрично-заводской пролетариат, там были сильны большевики. Еще в сентябре 1917-го глава большевистского областного комитета Харькова Федор Сергеев, более известный как Артем, заявил о начале создания органов власти, независимых от Временного правительства.

В феврале 1918-го на IV областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов, который проходил в харьковском отеле «Метрополь», и была провозглашена республика.  

Но надо сказать, что съезд был многопартийным, в обсуждении участвовали разные политические силы России. В органах власти поначалу были не только большевики, туда входили эсеры, во второй состав правительства Донецко-Криворожской республики, который формировался уже не в Харькове, а в Луганске, было включено несколько левых эсеров.

Но именно Артем, который был «душой» харьковских большевиков, стал и мотором, главным идеологом создания самостоятельной ДКР. Он в значительной степени боролся за то, чтобы признать это образование в Москве, что было сделано. Поначалу руководство Советской России считалось с Донецко-Криворожской республикой, с ней поддерживали контакты и ее признавали.

По сути же, создание ДКР – это был ответ на сепаратистский проект Украины, которая тогда взяла курс на обособление, заодно пытаясь прибрать те земли, которые никогда не входили в состав исторической Малороссии.

Забавно читать в нынешних украинских учебниках, что Артем был сепаратистом, и сам проект Донецкой республики был сепаратистским. Наоборот – на IV Харьковском съезде Советов в феврале 1918-го он сказал, что Донецкая республика создается как составная часть России. Это не было сепаратистское образование – это была часть Российской Советской Республики, о чем было прямо сказано. Это был проект, которым пытались оставить обширные земли юга России в составе Российского государства.

ВЗГЛЯД: Вы упомянули Харьков, который был первой столицей ДКР. Получается, что республика охватывала более обширную территорию, чем Донбасс в нынешнем понимании? Какими были заявленные границы Донецко-Криворожской республики?

В. К.: Ее границы четко были обозначены Артемом Сергеевым в ноте от апреля 1918 года накануне занятия Харькова немецкими оккупационными войсками. Тогда Артем обратился ко всему миру с подробным описанием. Это Харьков плюс обширная Харьковская губерния, это вся территория нынешнего Донбасса, а также Екатеринослав (потом получивший название Днепропетровск) и Екатеринославская губерния, в том числе город Кривой Рог. В состав ДКР входил и Александровск – нынешний город Запорожье, и в целом – территории вплоть до Херсона.

ВЗГЛЯД: Получается, что это практически все те территории, которые в Российской империи и сейчас принято называть Новороссией?

В. К.: Все же Новороссией, во всяком случае, в канун революции, именовали другие регионы. Это Одесская губерния, север Таврической губернии, Николаевская и Херсонская губернии. Ядро территории ДКР – это Донбасс и Слобожанщина (то есть Харьков и окрестности). Изначально в XVIII веке, когда территории еще не были заселены, их объединяла Новороссийская губерния, но в более поздние времена топоним «Новороссия» применялся к степной части Причерноморья, от Одессы до Александровска-Запорожья. В сравнении с Донбассом Новороссия несколько по-иному осваивалась и заселялась, здесь был другой уклад жизни. И во время Гражданской войны здесь существовали свои довольно недолговечные образования – например, Одесская советская республика.

ВЗГЛЯД: Одессу, Херсон, Николаев также изначально не планировали включать в состав Советской Украины?

В. К.: Что касается Украины и ее границ… Большевики спорили о том, что, собственно, следует называть Украиной, весь 1917 год, когда формировались советские партийные органы на юге России. Была масштабная дискуссия. Киевские большевики во главе с Николаем Скрипником и братьями Леонидом и Георгием Пятаковыми выступали за то, чтобы побольше территорий включить в состав Красной Украины. Но из Петрограда был получен примерно такой ответ:

«Мы позволяем большевикам Киева использовать название «Украина». Но просили бы не распространять это название на территории Донбасса, Харькова и Одессы, поскольку там совсем другая ситуация и другие условия».

Если не ошибаюсь, такой ответ дал в конце 1917 года председатель ВЦИК Яков Свердлов.

ВЗГЛЯД: В своей книге вы пишете, что и Ленин изначально поддерживал инициативу Артема и не выдвигал принципиальных возражений против создания ДКР. Но против выступил Сталин, который на тот момент был наркомом по делам национальностей РСФСР. Есть ли доказательства в пользу такого расклада мнений?

В. К.: Официальных документов не так и много. Можно рассчитывать лишь на воспоминания, на мемуарные источники. Целый ряд мемуаров говорит о том, что Артем согласовывал выделение Донецкой республики лично с Лениным. Об этом писала и вдова Артема Сергеева, затем и некоторые его соратники. При этом были свидетельства о том, что Сталин говорил о ДКР как о дурной затее, о некоем капризе. Но в целом нужно заметить, что большевики в итоге признали Донецкую республику.

Я часто спорю (точнее – раньше спорил) с украинскими коллегами из числа тех, кто более-менее здраво оценивает тот период. В советской историографии есть такой момент: якобы в марте 1918 года Артем признал Донецкую республику частью Советской Украины. Но на самом деле это не так.

Надо обратить внимание на очень важный эпизод. После Брестского мира и одновременно подписанного соглашения Германии с киевской Центральной радой немцы развивают наступление. В апреле 1918 года Скрипник распустил ЦИК Советской Украины, который на тот момент находился уже в Таганроге. В это время Красная украинская армия отступала, если не сказать драпала, поскольку не было подготовлено никакого сопротивления идущим кайзеровским войскам. Так вот, когда ЦИК Украины был распущен, тем не менее большевики Харькова и Донецкой республики сражались с немцами. Есть большой массив переписки московских большевиков – лидеров РКП(б) с представителями Донецкой республики.

На ваш взгляд

В какие сроки вы ожидаете завершения Россией спецоперации на Украине?

В течение недели

В течение двух недель

В течение месяца

Потребуется более месяца

Обсуждение: 

129 комментариев

Это, замечу, уже после приостановки проекта «Советская Украина». Так что Москва признавала действенность, эффективность Донецкой республики. Мало того. В мае 1918 года в Луганске, отступая от немцев, большевики сформировали армию Донецкой республики. После этого она влилась в ряды Красной армии и стала называться 10-й армией, которой командовал Клим Ворошилов.

ВЗГЛЯД: Но в итоге при всей эффективности ДКР и ее войск в сопротивлении интервентам и белым армиям республику было решено «влить» в состав Украины. А затем в Донбассе была начата украинизация.

В. К.: Да, в начале 1920-х была провозглашена политика «коренизации» – выдвижения на руководящие должности представителей титульных наций советских республик. Дикая украинизация началась в то же время. Несмотря на то, что руководству Донецкой республики было торжественно обещано, что русский язык никто трогать не будет и Украина не будет сформирована по этническому признаку, как национальная республика. Однако все это забыли практически моментально, после чего началась по-настоящему жуткая политика, когда закрывались русские школы, русские газеты. Пик этой политики пришелся на конец 1920-х – начало 1930-х годов.

 

ВЗГЛЯД: В дальнейшем национальная политика как-то выправилась или украинизация этнически не украинских территорий – того же Донбасса – шла тем же ходом?

В. К.: Украинизация достигла своего апогея в начале 30-х – тогда в некоторых городах русскоязычного Донбасса не оставалось ни одной русской школы, были запрещены практически все русскоязычные газеты. Позднее эта политика была скорректирована, но не отменена полностью. Тогда было осуждено искажение указаний Сталина о национальной политике. Целый ряд активных сторонников украинизации либо покончили с собой, как Скрипник, либо были репрессированы.

Но хочу заметить: в украинских учебниках истории пишут о сворачивании украинизации. Но на самом деле эта политика официально никогда не заканчивалась, хотя перегибы и были осуждены. Целый ряд кампаний по украинизации продолжался и перед войной. Есть протоколы заседаний Сталинского (Донецкого) обкома ВКП(б) о темпах украинизации, датированные чуть ли не январем 1941 года. Затем был период гитлеровской оккупации 19411943 годов, когда в Донбассе пытались запретить все русское, в том числе с подачи идеологов ОУН* насаждали украинский язык.

После войны в центре периодически вспоминали, что надо украинизировать те или другие органы власти. Например, осуждались партийные чиновники, которые не владеют «украинской мовой».

ВЗГЛЯД: Таким образом, «бомбы замедленного действия» в межэтнических отношениях так и не были обезврежены.

В. К.: Когда в начале 2010-х я писал книгу о Донецкой республике, то обратил внимание на характерную деталь. Все те споры, которые велись почти сто лет назад, – о языке, о том, запретить или разрешить русский язык в образовании и прессе, о взаимоотношениях с Россией, – продолжали воспроизводиться в современности. Достаточно закрыть фамилии и даты, и дискуссии 1918–1919 годов очень напоминали то, о чем еще недавно писали украинские СМИ.

Поэтому нет никаких сомнений в том, что весь этот конфликт, который в итоге вылился в кровавую бойню в 2014 году, действительно был возобновлен с теми же самыми лозунгами, с теми же самыми нерешенными спорами, с теми же самыми темами. Просто большевики в 1919 году отложили этот конфликт, не решив его. Хотя могли решить.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ