ЕС потребовал взыскать с России 290 млрд евро за ущерб от политики импортозамещения. Соответствующее обращение направлено в ВТО. Ранее схожие претензиями озвучили в США. По мнению экспертов, тем самым страны Запада хотят поставить Россию в торгово-экономическое положение Украины. Насколько обоснованы их требования и что этому может противопоставить Москва?

Евросоюз направил во Всемирную торговую организацию (ВТО) обращение с требованием взыскать с России 290 млрд евро за «дискриминацию» европейских товаров с помощью политики импортозамещения. «В 2019 году стоимость опубликованных тендеров российских государственных предприятий составила 23,5 трлн рублей, или примерно 290 млрд евро, что эквивалентно примерно 20% ВВП России», – приводит РБК комментарий ВТО.

В Евросоюзе отметили, что в течение нескольких лет Россия разрабатывала меры, которые серьезно ущемляют интересы компаний ЕС при продаже товаров и услуг российским государственным компаниям и другим организациям посредством коммерческих закупок.

В этой связи Евросоюз призвал Россию отменить ограничения или привести их в соответствие с правилами ВТО. В ответ в Совфеде заявили о том, что ВТО не имеет права выдвигать подобные требования и выдвинули свои. 

«У Евросоюза нет ни морального, ни юридического права требовать от России возмещения ущерба. Если они в рамках политики санкций отказались поставлять нам продукцию, мы вправе производить ее сами», – приводит РИА «Новости» слова сенатора Сергея Цекова. А вот Запад, по мнению парламентария, должен «выплатить России около триллиона долларов за те потери, которые мы понесли из-за санкций».

Экономист Антон Любич также считает, что санкции европейской стороны, вводимые против России с 2014 года, нарушают правила ВТО. «Для того, чтобы вводить законные рестрикции, необходима резолюция Совета безопасности ООН. Насколько мне известно, никаких резолюций СБ ООН, налагающих санкции на Россию, не имеется», – указал эксперт в беседе с газетой ВЗГЛЯД.

По его словам, Еврокомиссия в одностороннем порядке с США, Канадой, Австралией и еще с рядом присоединившихся стран, в нарушение процедуры ВТО ввела ограничительные меры в отношении российских товаров и юридических лиц. А действия России носят защитный и компенсаторный характер.

«Это общегражданская ситуация с точки зрения права. Поэтому больших перспектив этого иска я не вижу. Еще менее перспективным выглядит исполнение решения ВТО в случае, если будет вынесен антироссийский вердикт. Наша Конституция содержит нормы о неисполнении судебных решений международных и иностранных инстанций, которые противоречат отечественному законодательству», – напомнил аналитик.

Также собеседник выразил сомнения в адекватности суммы претензий ЕС. «Для того, чтобы понять реальную потерянную прибыль ЕС, нужно взять объем европейского участия в госзакупках по состоянию на 2013 год и сравнить его с ущербом России из-за санкций. Следующий шаг – анализ того, причинила ли Москва своими контрмерами соразмерный ущерб Брюсселю. Если нас условно обидели на 10 рублей, а мы европейцев – на 20, тогда можно будет вести диалог с ЕС, но только – об этой разнице в 10 рублей», – пояснил экономист.

В целом, подчеркнул эксперт, основа данного спора заключается в том, что никакие действия Москвы в отношении ЕС по импортозамещению не был инициированы Россией.

«Здесь вопрос не оценочного суждения, а факта: ответ Москвы был следствием действий ЕС, а не наоборот.

А из иска создается ощущение, что это Россия ввела санкции первой против Евросоюза за поддержку, например, Турчинова и Порошенко с братией во время госпереворота на Украине», – пояснил собеседник. Любич также отметил: по политическим мотивам Европа не признает того, что санкционной войной она навредила в первую очередь себе, но претензия говорит об обратном.

В то же время украинский политик Анатолий Шарий высмеял обращение ЕС, отметив, что за санкционную войну заплатили «слегка не те, кто должен», зато «теперь, по крайней мере, известна цена санкций». «Мы их задушим». «Скоро им конец», – цитирует слова западных политиков Шарий. По его словам, 290 млрд евро – это цена закрытых в Европе фермерских хозяйств, сыроварен, виноделен. «Отлично погуляли», – добавил он.

В свою очередь экономист Иван Лизан считает тактику ЕС «простой и понятной»: «России нужны передовые технологии и дешевые кредиты для развития, поэтому наши компании проявляли интерес к тому, что на этих направлениях предлагала Европа. Мы использовали ЕС как донора в этих сферах, предоставляя европейцам наши рынки сбыта их товаров».

Когда же произошел кризис в отношениях Москвы и Брюсселя в 2014 году, Россия не смогла ответить симметрично, поскольку ни российские технологии, ни финансовые продукты Европу не интересовали. «Поэтому мы запретили ввоз их товаров. Например, после запрета продажи одного только продовольствия в России Европа потеряла 9 млрд евро в 2014 году», – сказал аналитик.

Теперь же ЕС добивается превращения России во вторую Украину, где от 20% до 50% госзакупок контролируют западные компании.

Но Москва не будет и не должна пускать европейцев в эту сферу, продолжил Лизан. «Госзакупки – это наш мощнейший и главный драйвер промышленного роста. Например, госзакупки формируют половину всего спроса на дорожно-строительную технику», – детализировал собеседник.

Если же претензию все-таки удовлетворят, тогда России проще выйти из ВТО, выплатив какую-то компенсационную сумму, и создать аналог организации с участием Китая на базе ШОС, ЕАЭС или БРИКС, добавил экономист. Тем более, что к иску ВТО на 290 млрд евро явно в скором времени присоединятся США, выкатив свои дополнительные претензии», – считает Лизан.

Добавим, что такой прогноз имеет под собой основания, так как 22 декабря торговый представитель США Кэтрин Тай заявила, что американские власти увидели в импортозамещении и преференциях для товаров и услуг внутреннего производства отход России от норм ВТО. В Вашингтоне также собираются работать над ответными мерами по линии этой организации.

Основные претензии американской стороны связаны с тем, что Россия, на их взгляд, дает преференции для товаров и услуг собственного производства, реализует программу импортозамещения в IT-секторе, сохраняет «не обоснованные научно» импортные ограничения в сельскохозяйственной отрасли, расширяет государственный контроль над экономикой и ужесточает торговые рестрикции.

Однако МИД России отверг подобные обвинения. Официальный представитель российского внешнеполитического ведомства Мария Захарова заявила, что «если кто-то и нарушал правила ВТО, то это США и Евросоюз своими односторонними санкциями». Позже с обвинениями не согласились и в Кремле.  

При этом в начале ноября спикер Госдумы Вячеслав Володин во время доклада министра финансов Антона Силуанова возмущенно поинтересовался, почему Россия должна исполнять нормы ВТО, если сама организация никак не защищает российские торговые интересы.