На прошлой неделе Google, которому принадлежит сверхпопулярный видеохостинг YouTube, сделал российскому правосудию оригинальное предложение. Американский ИТ-гигант продолжит блокировать YouTube-канал российского телеканала «Царьград» взамен на соблюдение Федерального закона № 149, предписывающего удалять из поисковой выдачи запрещенный в России контент. Свежее, я бы даже сказал, «неслыханное» решение.

Свою позицию Google изложил в письменных пояснениях к апелляционной жалобе, которые представитель компании направил в Девятый арбитражный апелляционный суд города Москвы.

Позволю себе напомнить историю вопроса. В июле 2020 года Google заблокировал «Царьград» на YouTube без возможности восстановления и с расторжением договора на монетизацию. Таким образом американская компания, вероятно, хотела оказать запоздалую поддержку политике правительства США, еще в 2014 году наложившему санкции на учредителя «Царьград Медиа» Константина Малофеева (но не на его канал!). В Штатах же Google, обычно заинтересованный исключительно в извлечении прибыли, не проявляет подобного единения с американскими властями, намеренными лишить его монопольного положения на цифровом рынке.

В свою очередь Арбитражный суд Москвы обязал технологическую корпорацию восстановить доступ к YouTube-каналу и признал блокировку и разрыв договора неправомерными. В случае неисполнения компанией решения суда после его вступления в законную силу с Google будет взиматься судебная неустойка в размере 100 тыс. рублей в день. Сам Google, акции которого растут как на дрожжах, считает такое взыскание «несоразмерным».

Стоит отметить, что рассмотрение дела Google стало первым случаем, когда российский суд признал свою компетенцию по разрешению спора с участием лица под санкциями. Но судиться с транснациональными ИТ-компаниями в российской юрисдикции в принципе непросто. И главной помехой здесь является отсутствие на территории нашей страны их официальных представительств, наделенных необходимыми полномочиями. Так, московский офис Google выполняет исключительно номинальные, маркетинговые функции.

Google в России ждет «приземление»

Однако в скором времени процедура защиты прав российского бизнеса обещает стать значительно проще. С 1 января 2022 года зарубежные технологические компании с суточной аудиторией более 500 тыс. пользователей должны будут открыть такие представительства согласно закону о «приземлении», подписанному 1 июля. У каждой из них будет личный кабинет на сайте Роскомнадзора, а на сайте – электронная форма для удобной обратной связи с гражданами РФ и организациями.

Добавлю еще несколько слов об актуальности этой правовой инициативы. Взрывной рост технологий, порождением и драйвером которых, безусловно, является и сам Google, предопределяет разрыв между динамикой развития инноваций и скоростью отражения этих изменений в нормативной среде. Поэтому совершенствование законодательства имеет большое значение. Нельзя также не отметить всемирный масштаб этого процесса.

Новые цифровые законы сегодня принимаются во всех без исключения развитых странах. Так, в июле в тех же Соединенных Штатах президент Джо Байден подписал антимонопольный указ, который существенно усложняет жизнь технологическим корпорациям. В частности, они больше не смогут скупать мелких конкурентов, а предыдущие сделки могут быть пересмотрены. Федеральная торговая комиссия США продолжает биться за признание монополии Facebook и Googlе, что в перспективе может привести к отделению их основных активов – Instagram, WhatsApp и самого пресловутого YouTube. Не отстает от общего тренда и Евросоюз, готовящийся в будущем году принять сразу два важнейших закона: о цифровых рынках и о цифровых услугах.

Очевидно, что без вмешательства государства как института, бигтех продолжит пренебрегать интересами пользователей и уходить от ответственности. В частности, за неудаление деструктивного контента и соблюдение принципов нейтральности, то есть обеспечения недискриминационного доступа к своим платформам. Именно поэтому законодательству крайне важно «идти в ногу со временем». Иначе у подобных цифровых гигантов будет слишком много полномочий, которыми, как мы можем видеть, они пытаются «торговать».