Разница НОК и вузовской образовательной системы в том, что провалившиеся на экзамене студенты могут плюнуть и уйти в любой вуз, а вот выбора у инженеров-строителей не будет…

Хорошее дело прокторингом не назовут?

Итак, после принятия депутатами Государственной Думой в третьем чтении законопроекта № 1212919-7, обязательная независимая оценка квалификации из области далеко идущих планов перешла в плоскость практической реализации. Как бы там ни было, решение принято, и теперь хотелось бы, чтобы реализация его прошла с минимальными потерями для отрасли.

Ещё год назад, расхваливая свои программно-аппаратные комплексы, Национальное объединение строителей особенно напирало на применение искусственного интеллекта и так называемую процедуру прокторинга. Слово, вызывающее для русского уха неизбежные медицинские ассоциации, на самом деле означает процедуру удалённого контроля за ходом тестирования. Иными словами, сложные алгоритмы, нейронные сетки, следящие камеры и прочие шпионские приспособления должны гарантировать, что ни сам испытуемый, ни организаторы экзамена на месте не используют шпаргалки, справочники либо какие-то иные вспомогательные средства.

Новомодный прокторинг уже активно внедряется в системе вузовского и школьного образования и, мягко говоря, вызывает массу вопросов в части своего применения. Только из последнего – разгорается скандал в Санкт-Петербургском государственном университете, где система прокторинга Examus (тоже хорошее слово, вызывающее интересные ассоциации) принялась массово отчислять студентов. Причина – искусственный интеллект установил, что экзаменуемые «отводили глаза от монитора» во время дистанционной сдачи экзамена. Несмотря на успешно пройдённый тест, из-за нарушений вуз не засчитал результаты и внёс в ноябре сего года сразу трёх студенток в списки на отчисление за академическую неуспеваемость.

Информация об инциденте появилась в Сети месяц назад. Внимание к этому вопросу привлёк Студенческий совет СПбГУ, обеспокоенный ситуацией с проверками через Examus. И это не первые крутые решения цифрового надзирателя. Летом этого же года робот-проктолог отправил на пересдачу практически половину курса, посчитав, что все они списывали. И определив это опять-таки по факту отвода глаз от монитора. Кроме того, система часто сбоила, отказывалась работать при недостаточном для неё освещении, некорректно отображала текст и задания.

Студсовет направил ректору СПбГУ обращение об эффективности использования Examus при проведении промежуточных аттестаций, обращая внимание на излишнюю чувствительность системы. После теста девушки также обратились с жалобой к проректору, чтобы оспорить решение и получить шанс на пересдачу. Но вместо ответа 16 декабря сего года им пришло письмо с уведомлением об отчислении из вуза. При этом, как сообщают журналисты, общавшиеся с потерпевшими, после инцидента девушки не уверены, что хотят восстанавливаться в вузе, «откуда можно так глупо вылететь».

В ответ на обращение студсовета СПбГУ опубликовал письмо, в котором заверил, что кроме киберпроктора видеозаписи просматривают специально обученные специалисты – прокторы (именно так называется эта специальность, хотя на ум, опять-таки, приходит другое слово). Они могут подтвердить отметки о нарушениях, сделанные системой, или признать их недействительными, а также выявить новые нарушения, которые не увидела система. При такой схеме работы «опасения в некорректности проверки в рамках прокторинга лишены оснований».

Кроме того, руководство вуза заявило,что учащиеся плохо знакомятся с правилами проведения экзаменов, в том числе и с инструкциями к прокторингу:

В соответствии с правилами итоговой аттестации обучающемуся запрещено отводить взгляд дольше чем на пять секунд, а также не допускается фиксирование взгляда на посторонних предметах на продолжительные периоды времени. Правила итоговой аттестации направляются обучающимся на корпоративную электронную почту за день до итоговой аттестации.

Что тут скажешь. Не хочется бросаться популистскими терминами, вроде «цифровой концлагерь», но выглядит процедура действительно устрашающе. Сдача экзаменов для любого человека, вне зависимости от возраста и уровня подготовки, всегда представляет серьёзный стресс, а здесь от него ещё требуют непрерывно смотреть в монитор, запрещая отводить взгляд в сторону на пять секунд. Хорошо, хоть моргать пока разрешают и лампой в глаза не светят.

Да и, положа руку на сердце – давайте-ка, дорогие читатели, вспомним свои чудесные студенческие годы. Неужели был среди нас такой, кто за все пять или шесть лет ни разу не пользовался «шпорами», «бомбами», не подсматривал в учебник и конспекты или не просил подсказки у товарищей? Если действительно найдётся подобный выпускник, то пусть он бросит камень в монитор, на котором читает наш сайт.

Сами преподаватели обычно тоже не слишком строго пытаются ловить и пресекать любителей списывать, предпочитая выяснять уровень знаний уже в ходе экзаменационного ответа. Многие и вовсе разрешают пользоваться конспектами, чтобы оценивать не зубрёжку, а понимание материала и способность ответить на дополнительные вопросы.

Но, как известно, роботов внедряют именно для того, чтобы исключить пресловутый человеческий фактор. Их плюсы в том, что они работают по строгому алгоритму, не ставят зачёт за коньячок и не испытывают перепады настроения. Но есть и жирный минус – оценивают такие роботы тоже механически. Для него идеальный студент – это такой же робот или, если угодно, попугай, идеально зазубривший правильные ответы. Можно вообще не понимать сути вопроса, можно не знать взаимосвязи между материалом и остальными знаниями, но при этом бездумно выучить – и сдать. Там, где специалист, задав пару дополнительных вопросов по теме, сразу же может определить уровень знаний, робот может только механически проверять насколько выучены таблицы и определения.

Разница НОК и вузовской образовательной системы очень существенна – провалившиеся на экзамене студенты могут плюнуть и уйти в любой другой из тысяч российских вузов, куда пока не добрались такие «высокие образовательные технологии», а вот выбора у инженеров-строителей не будет. Им придётся принимать те правила игры, которые придумают НОСТРОЙ и НОПРИЗ, или уходить из профессии!

Сама по себе идея экзаменовать специалистов, окончивших вуз и имеющих солидный послужной список выполненных проектов, уже выглядит диковато. Но уж совсем странно – проверять у них не знание своей профессии, а способность заучить наизусть справочники с коэффициентами и определениями.

Кстати, стоит напомнить результаты пробного тестирования ностроевской системы оценки квалификации, которая состоялась на осеннем Съезде строительных саморегулируемых организаций 2019 года. За два дня Съезда процедуре добровольно подверглись 76 человек. Средний результат тестирования составил 55% правильных ответов, максимальный результат – 73%, минимальный – 28%. Иными словами, ни один из тестируемых не смог подтвердить свою квалификацию! Единственным исключением стал вице-президент Национального объединения строителей Александр Ишин (браво, Александр Васильевич!). Таким образом, люди, вполне уверенные в своих силах, попытались сдать облегчённую версию экзамена и не смогли пройти даже её.

И это не «директора СРО все дураки», а вполне закономерный результат, который можно отмасштабировать и на всю отрасль. Ни один ГИП, ГАП или рядовой инженер-строитель не держит в голове все технические нормативы, по которым его гоняет система оценки. Его задача – знать, где их посмотреть и как их применить. Однако при новом подходе требования будут уже другие. У специалистов будут ценить не логическое мышление, не опыт и не понимание процессов, а способность не отводить глаз от камеры и бубнить по памяти таблицы из ГОСТов и СНиПов.

Либо, что более вероятно, потянется цепочка из директоров строительных фирм и проектных институтов в тот центр управления, где смогут «договориться» с роботами-прокторами (или всё-таки проктологами?), зачтя экзамен и выдав за мзду малую заветную бумажку. А тезис «хотели как лучше» опять обратится в свой классический российский антитезис.

 

ВИДЕО: