Публичные слушания при застройке: как они работали, на что влияли и чем обернётся их отмена для обычных граждан и застройщиков?

И всё-таки долоббировали…

Нынешней весной вступил в силу Федеральный закон № 58, согласно которому власти регионов получили право отменять публичные слушания перед застройкой. Такой подарок у застройщиков появился в связи со сложившейся экономической ситуацией, а целью постановления является попытка ускорить сроки строительства и не допустить срывов реализации проектов. Вспоминаем, как в России появилась процедура публичных слушаний (ПС), что она собой представляла, и какие мнения вызывает в обществе её отмена.

 

Немного истории

Удивительно, но легальная возможность высказать свою точку зрения по поводу городской застройки у российских граждан появилась совсем недавно, и вовсе не была жестом демократической инициативы государства. Общество завоевало публичные слушания своей активностью только в 2008 году – в то время эта процедура явилась ответом властей на нарастающее социально-политическое напряжение вокруг процессов застройки. ПС были призваны защитить права рядовых горожан на создание комфортной среды проживания от неправомерных действий чиновников и застройщиков.

Влияла эта процедура и на уровень осведомлённости местных жителей, которые порой только благодаря наличию очередного слушания узнавали о готовящейся поблизости стройке. Кроме того, такие собрания часто превращались в настоящие гражданские ассамблеи с возможностью официально собраться в одном месте, услышать соседей и напрямую пообщаться с представителями власти.

Первые слушания, прошедшие в 2009 году, были посвящены разработке Генерального плана Москвы до 2025 года и обернулись настоящим стресс-тестом для мэрии и девелоперов, которые быстро смекнули, что подобное изъявление общественного мнения может значительно ограничить их аппетиты, а также сулит внушительную бюрократическую тягомотину и торможение реализации проектов.

 

Чем ещё публичные собрания раздражали?

Помимо того, что ПС отнимали у застройщиков массу времени на бумажную волокиту, они быстро превратились ещё и в статью дополнительных расходов. Новый формат согласования стройки требовал затрат на так называемых GR-менеджеров, специалистов, отвечающих за налаживание плодотворных связей с органами государственной власти. Эти консультанты могли обеспечить положительный исход публичных слушаний, так как знали, с кем нужно договориться и как склонить общественных активистов на свою сторону. Услуги таких «адвокатов дьявола», естественно, влетали девелоперам в копеечку.

Бывшая сотрудница одной из GR-команд делится своим опытом работы:

Я напрямую работала с ПС. Если общественное мнение набирало мощь, кто-то из проектантов мог выйти к людям и объяснить, почему они не правы. На ПС ходят прелестные дамы 40 плюс, и ради них мы выбирали мальчиков посимпатичнее или девочек пострашнее. Так аудитория становилась более лояльной, даже с учётом того, что была настроена против.

Своё недовольство касательно публичных собраний и сопутствующих им трудностей высказывал ещё в 2014 году и тогдашний вице-мэр Москвы, нынешний куратор строительной индустрии Марат Хуснуллин:

Сегодня появились целые группы, которые приходят к инвестору и говорят: платите деньги за консультационное сопровождение, или публичные слушания по вашему проекту не пройдут. Это коммерческий шантаж, есть еще и политический… Во время слушаний много провокаций.

 

Придумали, чтобы отменить

Чем больше публичные собрания осложняли жизнь локальному правительству и девелоперам, тем активнее представители власти и стройиндустрии лоббировали их отмену, используя любые возможности, чтобы минимизировать влияние ПС на запуск строительства. Грядущая программа реновации в Москве, предполагающая перестройку половины города, подливала масла в огонь и ускоряла этот процесс.

В результате, де факто отмена публичных слушаний случилась ещё в 2020 году, когда под предлогом пандемии и запрета на публичные собрания их перевели в формат «общественных обсуждений» на онлайн-платформе «Активный гражданин». До последнего времени они представляли обычное онлайн-голосование, титульная страница которого была красиво оформлена и рисовала жителям района, где планировалась стройка, рай на земле. А вот конкретные планы будущих объектов и самые важные документы, в которых можно найти различные «подводные камни», дающие повод вступить в полемику с градостроителями, публиковались на платформе в виде невзрачных ссылок на тяжёлые для скачивания файлы.

Таким образом, своим мартовским постановлением Правительство России лишь поставило юридическую точку в вопросе об организации публичных слушаний перед застройкой.

 

Остались вопросы…

Несмотря на то, что процедуре ПС всегда пытались вставить палки в колёса, а многие специалисты отмечали, что эти встречи так и не стали полноценной формой участия граждан в градостроительном процессе, определённое влияние на облик городов они всё же оказывали.

Вот, что вспоминает один из участников таких собраний в Москве:

То, что слушания ни на что не влияли – не правда. Застройщикам приходилось корректировать свои проекты, если они вызывали мощное недовольство. Иначе зачем их сейчас отменять?

Самая известная стройка, отмененная из-за публичных слушаний, – колоссальная реконструкция Ленинского проспекта в 2013 году. Тогда народные массы консолидировались с респектабельными представителями академической и политической элиты, живущими в районе проспекта, и вместе они не дали превратить уютный бульвар в скоростную магистраль и многолетнюю стройку под своими окнами.

Кажется, идя на уступки застройщикам, благородные чиновники забывают о том, что те же публичные слушания были неплохим местом, где горожане могли разместить своё недовольство и выпустить пар, отстояв свой родной двор или районную достопримечательность. Теперь же у рядовых граждан не осталось никаких формальных способов вмешательства в градостроительную политику, кроме, как дожидаться выборов мэра раз в пять лет. Продуктивно ли так игнорировать потребности локального населения даже с целью поддержки строительного рынка в тяжелые экономические времена?