Индийцы вдвое увеличили закупки российской нефти и отказались помогать Японии в доставке грузов на Украину. Надежды Вашингтона рассорить Москву и Нью-Дели пошли прахом по десятку разных причин, но стоит особенно выделить три из них – или даже четыре, если считать еще одну, почти мистическую.

Газета ВЗГЛЯД ранее писала о том, что российский уголь, на который наложили эмбарго в Европе, с удовольствием перекупает Индия. Теперь Bloomberg сообщает, что индийские компании удвоили закупки российской сырой нефти. Происходит это не на публичных торгах через государственные тендеры РФ, а иначе: нефтеперерабатывающие заводы Индии предпочитают заключать частные контракты на поставку российского сырья, но это не из-за американских санкций, а в силу того, что им так выгоднее.

Это важная новость для российской экономики, но для российской внешней политики она не менее важна, поскольку знаменует собой очередной провал администрации президента США Джо Байдена с публичным унижением оной.

Всего неделю назад между Вашингтоном и Нью-Дели состоялись переговоры особого значения, главным вопросом на которых был обрыв российско-индийских связей в обороне, энергетике и других стратегических направлениях. Взамен американцы обещали индийцам стать для них альтернативным источником оружия, денег и знаний.

В противном случае, как подчеркивалось в американских СМИ, у индийцев могли возникнуть проблемы. Тем более, как подчеркивалось там же, к «самой большой демократии в мире» есть множественные вопросы насчет соблюдения ею прав человека, особенно прав мусульман.

Индийцы ненавидят, когда им угрожают или отдают приказы на английском языке (о чем в Вашингтоне могли и забыть), но провал американской дипломатии был предсказуем про другим причинам.

Первая – своего рода помешанность властей Индии на нефти. Вопрос о том, где можно купить черного золота побольше да подешевле, всегда находится в фокусе внимания Нью-Дели и вряд ли нуждается в подробном обосновании.   

Достаточно уже того, что в числе основ, на которых держится индийская экономика, нефтепереработка и химическая промышленность. Кроме того, прослойка в виде среднего класса в стране хоть медленно, но растет, общественный транспорт заставляет желать много лучшего, а в возраст получения водительских прав уже вошло поколение очередного (но не последнего) беби-бума.

Современная Индия не только «самая большая демократия» – это просто самая большая по населению страна мира. Там теперь живет на десять миллионов человек больше, чем в Китае – один миллиард 426 миллионов. 

При этом нефть – это то, чего США предложить Индии сейчас не могут. Во-первых, самим мало, и высокие цены на топливо продолжают разгонять рекордную за 40 лет инфляцию. Во-вторых, заправляющая в ОПЕК Саудовская Аравия находится в состоянии исторического развода с Вашингтоном и отказывается наращивать нефтедобычу (что соответствует параметрам сделки с Россией в формате ОПЕК+).

Вторая причина – необходимость для Нью-Дели постоянно оглядываться на упомянутый выше Китай. Собственно, у Индии два злейших врага – это Пакистан, находящийся при этом в орбите влияния США, и Китай. Территориальные конфликты с Пекином не просто не решены – они тлеют и периодически вспыхивают, как было, например, два года назад, когда в высокогорном Ладаке индийские и китайские пограничники стреляли друг в друга, а количество жертв с обеих сторон исчислялось десятками. 

Кстати, индийская армия вооружена оружием советского или российского производства примерно на 80%, но в последнее время доля РФ в госзакупках для нужд индийской обороны сократилась до 50%. Оружие – это то, что индийцы не отказались бы взять и у Америки, но российский ВПК выигрывает конкуренцию в плане цен и гибкости – соглашается на совместное производство и передачу некоторых технологий, чего США не предлагают.

Но вернемся к Китаю. В США хотят его всячески сдерживать, но всячески сдерживать они его будут в любом случае. На свой счет индийские власти понимают: если они прислушаются сейчас к Вашингтону и предадут Москву в самый ответственный, почти критический для нее момент, она больше не будет балансировать между Нью-Дели и Пекином, а образует устойчивый союз с КНР. Это то, чего индийцам очень не хочется допускать.

Обратной стороной такой ситуации является колоссальная ответственность, лежащая на российской дипломатии. Ей необходимо держать этот самый баланс и тонко его чувствовать. Ведь то, что является сильной стороной российского бренда, в данном случае является его же слабостью: в элите Индии есть люди, кто убеждает остальных в том, что принципиальный выбор в пользу Китая Россией уже сделан, поэтому прислушиваться нужно именно к США.

Такими людьми обычно подчеркивается, что российско-индийский товарооборот сейчас – одна десятая от российско-китайского. Но умалчивается, что у него колоссальный потенциал для роста. Власти двух стран уже предписали увеличить товарооборот на треть к 2025 году, а в условиях экономической войны между Россией и Западом этот результат может быть достигнут досрочно.

Например, за прошедший год товарооборот между Индией и одной только Москвой (как городом) увеличился более чем на 60%, несмотря на пандемию.

Таких «скептиков» в Индии пока что не очень много – из-за третьей причины, по которой индийско-российская дружба кажется достаточно крепкой. Это причина изначально исторического, но теперь уже почти ментального характера. Простые люди в Индии не особо разбираются во внешней политике, но очень любят Россию и русских. Они привыкли дружить с Россией и русскими, это их реальность и часть национальной памяти.

В той истории, которую предложил нам XX век, вряд ли могло сложиться иначе. Индостан избавился от британского владычества в начале холодной войны, когда отношения между СССР и его союзниками по антигитлеровской коалиции уже успели испортиться. Москва предсказуемо сблизилась с молодым индийским государством, а антагонистичное ему молодое пакистанское государство столь же предсказуемо ушло под крыло англосаксов.

В той дружбе многое сплелось. И то, что у нас часто обозначают ироничным шаблоном «хинди руси бхай бхай», в Индии имеет довольно серьезную моральную нагрузку, о которой у нас мало кто догадывается, потому что помнят не о всех последствиях «бхай-бхай».

После освобождения от британцев на индийском субконтиненте еще оставались португальские колонии – города-порты с окрестностями, оформленные в ООН как неотъемлемая часть Португалии: Даман, Диу, Дадра и Нагар Хавели, а также территории, составляющие современный штат Гоа, высоко ценимый туристами из РФ.

В 1954-м при поддержке вооруженных волонтеров из Индии Дадра и Нагар-Хавели объявили о независимости от Лиссабона, став непризнанными государствами с решающим индийским участием – близкими аналогами народных республик Донбасса.

А в 1961 году в колониальной истории Индостана была поставлена точка – индийская армия начала военную операцию в Гоа. В ходе скоротечного двухдневного конфликта погибло более 20 индийских военных и около 30 португальских (при этом более трех тысяч стали военнопленными), после чего все поименованные территории стали неотъемлемой частью Индии.

Индия поддерживает Россию по трем причинам

Советский плакат (художник Иванов В.С) в поддержку действий Индии. На карте отмечены Гоа, Даман и Диу

Москва их таковыми сразу же и признала, дав бой в ООН и на других площадках «колониалистам, расистам и империалистам» – представителям стран Запада, занявшего сторону Португалии (она признала свое поражение только 13 лет спустя – после падения диктатуры Салазара).   

Официальная позиция правительства Никиты Хрущева была в том, что «советские люди единодушно поддерживают дружественную Индию». Но самим индийцам больше запомнился Леонид Брежнев – будущий генсек то ли случайно, то ли нет находился с визитом в Индии как раз во время операции в Гоа и направил все свое природное обаяние на то, чтобы заверить индийцев в однозначной поддержке. «Мы счастливы, как вы счастливы» – и все в таком духе.

Судя по публикациям в индийских СМИ, эта «мягкая сила» работает до сих пор. Не нужно недооценивать степень ситуативного эгоизма правительства Нарендры Дамодардаса Моди, но в принципиальности ему, индуистскому националисту, тоже не откажешь, а местные «толкователи геополитики» рассуждают примерно так: русские поддержали нас тогда, и не поддержать их сейчас означает не просто предать, а проявить черную неблагодарность.

Неблагодарность – это очень важное для индийской бытовой и политической культуры понятие. Неблагодарность портит карму. Никто не хочет казаться неблагодарным – таким не помогают боги.  

Другими словами, российско-индийский союз скреплен не только историей и деньгами, но и на почти мистическом уровне. Советская атеистическая школа такой уровень вряд ли бы оценила, но России лучше с ним, чем без него, а Индии как государству, собранному по религиозному принципу, тем более.

Когда дописывался этот материал, правительство Индии отказалось помогать Японии в доставке грузов на Украину. Японцы говорят – случайность, бюрократия. Но мы-то знаем!