Аналитики из авторитетного шведского центра SIPRI констатировали, что российский экспорт вооружений продолжает терять позиции. При том, что мировой оружейный рынок за время пандемии никак не пострадал. Велико ли отставание России от главных конкурентов и по каким направлениям можно наверстать упущенное?

В понедельник Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) опубликовал данные, из которых следует – пандемия ковида не сказалась на мировом оружейном рынке. Суммарный объем продаж сотни компаний-лидеров по производству вооружений в мире с позапрошлого по прошлый год вырос на 1,3% и превысил полтриллиона долларов. Однако при этом российские компании из первой мировой сотни продали продукции на 28,2 млрд долларов, что на 6,5% меньше, чем в 2019 году, цитирует «Коммерсант» сообщение SIPRI.

Всего в рейтинг входят девять российских фирм, чья доля составляет 5% от мирового рынка. Особенно заметным было снижение уровня продаж у компаний «Алмаз-Антей» – на 31%, у «Вертолетов России» было отмечено падение на 13%, а Объединенная судостроительная корпорация снизила продажи на 11%, приводит Deutsche Welle данные доклада SIPRI.

С другой стороны, российская Объединенная авиастроительная корпорация существенно нарастила продажи – 16%. Еще существеннее рост доходов концерна «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ, прирост 22%) и холдинга «Росэлектроника» (39%).

Аналитики SIPRI дали свои объяснения ситуации с экспортом российских вооружений. Эксперты указали на то, что государственная программа перевооружения армии России, проходившая в 2011-2020 годах, подошла к концу, а финансирование закупок вооружений в рамках последующей программы оказалось меньше. Ряд экспортных поставок был отложен из-за пандемии коронавируса, отметили в SIPRI. При этом несколько российских компаний реализуют государственную политику по диверсификации своей продукции и стремятся увеличить продажи в гражданском секторе до 30% от общего объема продаж к 2025 году и до 50% – к 2030 году, отметили авторы доклада SIPRI.

Надо учесть, что анализ, подобный тому, что проводит SIPRI, «носит несколько условный характер», сказал газете ВЗГЛЯД Иван Коновалов, директор по развитию Фонда содействия технологиям XXI века. «Такие факторы, как пандемия и санкции со стороны Запада, влияют на рынок вооружений. Но при этом наши постоянные покупатели – Алжир, Египет, Китай, Индия – не снижают свои закупки. Но в целом текущая ситуация в мире значительно уменьшила размер кошелька у потребителей российских вооружений», – отметил Коновалов.

Схожей точки зрения придерживается и военный эксперт, научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Илья Крамник. «Говорить о падении российского экспорта на основе данных за один год, пока, наверное, не стоит. Ведь экспорт вооружений – очень инерционный процесс, его следует рассматривать в разрезе длительных временных отрезков. Однако мы уже точно фиксируем определенную стагнацию за последние несколько лет. Экспорт все это время крутится вокруг отметки 15 млрд долларов, с небольшими колебаниями в обе стороны», – констатировал аналитик.

По мнению Крамника, можно выделить две основные причины стагнации экспорта. Первая – это санкции США. «Американские рестрикции осложняют сотрудничество с Россией для ряда стран, опасающихся попасть под финансовый удар Вашингтона. Покупать у нас вооружение могут позволить себе только политически важные для Соединенных Штатов страны, вроде Индии. Поэтому тут о перспективах сказать ничего конкретного нельзя, поскольку очень многое завязано на общей внешнеполитической повестке», – пояснил Крамник.

Вторая причина стагнации – недостаточная представленность России или полное отсутствие нашего участия в сегментах, которые пользуются популярностью на рынке, отметил эксперт. «В первую очередь это относится к рынку морской патрульной авиации, которая активно развивается в Юго-Восточной Азии, – указал Крамник. – Противолодочную авиацию мы не продаем и даже не строим для себя. Также известно, что Россия совершенно недостаточно представлена в сегменте беспилотной авиации». Впрочем, отметил эксперт, ситуация с поставками беспилотников может улучшиться, так как наш авиапром может представить несколько новых моделей с определенными экспортными перспективами. «Слабо представлена Россия и на рынке вертолетов, пока мы продаем только одну модель – Ми-8 и ее варианты», – добавил специалист.

Крамник также напомнил, что пользующееся безусловной популярностью за границей российское вооружение уже заняло свой рынок. «Например, мы продали истребители четвертого поколения Су-30 уже всем, кто хотел и мог их купить, – считает эксперт. – Это машина с длительным ресурсом, и вряд ли им скоро понадобится замена.

А расширить географию мешают все те же американские санкции».

В основном география российского экспорта вооружений не изменилась – те, кто закупал у России самолеты и вертолеты, продолжают это делать и сегодня, согласился Коновалов. Кроме того, надо учесть, что на рынке боевой авиации у нас и американцев появился серьезный конкурент – французы показали серьезный рывок со своими самолетами Rafale. Но существуют сегменты вооружений, за счет которых Россия может существенно нарастить экспорт, в свою очередь отметил Коновалов.

Но и сейчас по ряду видов вооружений у России есть конкурентные преимущества, отметил эксперт. «В области ПВО у нас очевидные успехи, достаточно много стран заинтересовано в новейших поставках наших зенитно-ракетных комплексов. Здесь будет очень сложно перекрыть наши достижения. По целому ряду позиций у нас наблюдается стабильность, а по мере того, как ковидная паника будет сходить на нет, наши позиции будут улучшаться», – прогнозирует аналитик. Другим выгодным направлением для России становятся системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которые хорошо себя зарекомендовали на Ближнем Востоке, добавил эксперт.

«У нас были серьезные просчеты в области патрульной авиации, особенно на индийском рынке, где американцы сумели нас подвинуть со своими Boeing P-8 Poseidon. По этому сегменту Россия тоже не занимала передовые позиции. Но сейчас мы начали вести разработки куда активнее. Рынок сам сформировал спрос на противолодочные корабли, и примечательно, что наша система ОПК отреагировала гибко и четко», – отметил специалист. Кроме того, «нам пришлось пройти долгий путь по импортозамещению – и теперь на рынке вертолетов Россия снова занимает очень хорошие позиции, подчеркнул Коновалов.

Коснулся собеседник и продажи танков. «Тут есть один важный вопрос. России нужно решить, сколько нам нужно «Армат», и после этого работать на удешевление машины. Цена станет главным обстоятельством экспорта нашего нового танка», – отметил Коновалов.

Но для того, чтобы выдержать конкурентную борьбу с западными странами и Китаем, российскому производителю следует обратить внимание на сравнительно новые типы вооружений. «Раньше мы делали только малые и разведывательные БПЛА, набираясь опыта. Теперь пришло время создавать, принимать на вооружение и поставлять заграничным партнерам ударные и стратегические беспилотники, – указал Коновалов. – Кстати, также для наращивания экспорта нам необходимо брать успешный пример Китая и массово производить квадрокоптеры – они сейчас крайне востребованы, в боевых действиях в городских условиях они незаменимы».

Еще одно потенциально интересное направление – производство гаджетов для экипировки пехотинцев. Оснащенный техническими средствами солдат в военном столкновении – это самостоятельная и очень важная боевая единица. «Сюда же можно отнести и необходимость развития экипировки пехотинца, в этом секторе первое место занимает пока Франция с ее комплектом индвидуальной экипировки пехотинцев FELIN. Нам нужно шире рекламировать и внедрять передовые решения в наш «Ратник», – подчеркнул специалист.

«Отдельный сегмент – робототехника. Это тренд будущего, и тут у нас есть солидный задел – весь мир очень высоко оценил действия наших роботов в Сирии по разминированию, эвакуации и массе других задач. И эту высокую репутацию нам нужно использовать для экспортного продвижения роботов», – пояснил аналитик.

Наконец, отметил Коновалов, не надо забывать, что сейчас Россия выходит на передовые позиции по гиперзвуковому оружию. Этот вид вооружений может стать базой для существенного наращивания экспорта, считает собеседник. «Но тут надо помнить, что пока собственные потребности в этом виде вооружения не будут удовлетворены и пока не сформируется четкий кластер покупателей, мы не будем лидировать в продажах. США также стараются догнать нас в этом сегменте, но им потребуется на это несколько лет», – отмечает Коновалов.

Специалист добавил, что важным фактором для увеличения экспорта вооружений Россией является наращивание маркетинговых кампаний. Коновалов подчеркнул:

покупатель должен знать, почему покупать российское оружие выгоднее, и где он сможет его использовать.

«Для расширения рынков Москва, безусловно, должна использовать все политические инструменты, в первую очередь наш авторитет на Ближнем Востоке. Мы видим, что реноме США пошатнулось после объявления о создании союза AUKUS и разрыва контракта Франции и Австралии на поставку подводных лодок. Этот фактор Россия должна также использовать на полную катушку. Один важный момент: Москве не нужно идти на поводу у Запада в вопросе экспорта вооружения», – сказал эксперт, напомнив про отказ России поставлять Ирану комплексы ПВО С-300 из-за желания улучшить отношения с США.

По его словам, санкции США были достаточно серьезным фактором, ударившим по российскому экспорту вооружений, в частности, потому что все расчеты производятся в долларах. «Но пример с Индией показал выход: мы стали рассчитываться в национальных валютах. То же самое и с Китаем. Так что и здесь есть поле для маневров и обхода американских рестрикций», – добавил Коновалов.