Президент Байден анонсировал «новый мировой порядок», который возникнет по итогам нынешней украинской эпопеи. Похоже, между Москвой и Вашингтоном вдруг возникло согласие, но лишь по этому единственному пункту. В Москве ведь тоже говорят об «эпохальной битве» за новый миропорядок. Впрочем, Байден явно лукавит, поскольку он мечтает лишь реставрировать прежний уклад – с лидерством США. Каким же станет новый мир на самом деле?

Мир оказался в «переломной точке», которая повторяется каждые три-четыре поколения, заявил президент США Джо Байден, выступая во вторник на собрании организации лоббистов Business Roundtable. По мнению хозяина Белого дома, в последний раз человечество проходило такую точку бифуркации в 1946 году – тогда, считает Байден, по итогам Второй мировой «США установили либеральный мировой порядок». Сейчас Вашингтон также должен определить исход мировых процессов, выразил надежду президент. «Будет новый мировой порядок, и мы должны возглавить его, мы должны объединить остальной свободный мир», – заявил президент США.

Впрочем, в Москве с хозяином Белого дома даже отчасти согласны. Конечно, не в прогнозах о возвращении глобального доминирования Соединенных Штатов – а в том, что по итогам украинского конфликта в мире сложится новый расклад сил. «Это судьбоносный момент, это эпохальный момент современной истории, потому что он отражает «битву», в самом широком смысле этого слова, за то, как будет выглядеть миропорядок», – говорил на прошлой неделе глава российской дипломатии Сергей Лавров.

Добавим, что наступления некоего мирового порядка по-своему ожидает и восточный сосед России, с которым у нас стремительно портятся отношения. Японский премьер Фумио Кисида настаивает на реформе Совета Безопасности ООН. Речь идет не о расширении состава Совбеза – такие предложения звучали и раньше, в более спокойные времена. По сути Япония призывает к упразднению СБ ООН, где у России и Китая есть право вето. В представлении токийских политиков именно нейтрализация китайского и российского влияния должна стать залогом глобальной безопасности. Перспектива остаться в положении младшего партнера глобального гегемона – США, похоже, не вызывает возражений у японского руководителя.

К слову, исторический экскурс нынешнего президента США о послевоенном «либеральном миропорядке» выглядит довольно странно – ведь с конца 1940-х по начало 1990-х геополитический расклад был двухполярным и определялся противостоянием либеральной американской и коммунистической советской моделей. Нынешний уклад в мире сложился не в 1946-м, как утверждает Байден, а гораздо позже – условно к 1991 году, то есть по итогам не Второй мировой, а холодной войны, пояснил газете ВЗГЛЯД замдиректора Центра европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, эксперт клуба «Валдай» Дмитрий Суслов.  

 

Когда в нынешней ситуации Байден ведет речь о «новом мироустройстве», но в котором по-прежнему доминируют США, он, «возможно, надеется на реставрацию старого, но уже без участия России или даже на развалинах нашей родины», отмечает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. «Байден верит, что такая система еще может быть воссоздана», – добавил эксперт.

«Америка стремится к однополярному миру, – констатировал министр Лавров в интервью RT в минувшую пятницу. – Это будет совсем не «глобальная деревня», это будет «американская деревня», может быть, американский салун, где все пляшут под дудку сильнейшего». 

Чуть позже глава нашей дипломатии указал на некоторые признаки изменения мирового расклада сил – отметив, что далеко не все серьезные державы согласились участвовать в санкционной атаке на Россию. «Есть игроки, которые никогда не согласятся с существованием «глобальной деревни» под руководством «шерифа» из Америки – это Китай, Индия, Бразилия, Мексика. Я думаю, что это те страны, которые вовсе не возьмут под козырек, если что-то им Дядюшка Сэм скажет сделать», – передавал ТАСС слова главы российского МИД.

О том, что развитие ситуации на Украине сильно поменяет взаимоотношения между странами – и поменяет не в лучшую для американцев сторону, открыто говорят первые лица самих США.

Речь идет в том числе о том, что доллар может потерять свой статус глобальной расчетной единицы и средства сбережения.

Глава Федеральной резервной системы Джером Пауэлл признал, что война на Украине может ускорить шаги Китая по разработке альтернатив нынешней инфраструктуре международных платежей, в которой доминирует доллар, сообщил Bloomberg в начале марта. Схожие оценки дают и европейские финансисты. Поскольку Россию в порядке наказания лишили доступа к зарубежным валютным резервам, все мировые игроки получили крайне важный сигнал – нельзя рассчитывать на безопасность своих запасов, если те хранятся в долларах. Такое мнение высказал тому же Bloomberg инвестиционный аналитик банка Credit Suisse Золтан Пожар.

«Неслучайно Байден сказал об этом на встрече с представителями деловых кругов, которые не понимают, что делать дальше. Вот американским бизнесменам объясняют, как вести себя и что делать. Во всяком случае ясно, что поменяется многое», – заметил эксперт-американист Дмитрий Дробницкий. Но, добавил он, очевидно, что «эпоха глобализации и роль доллара как единственной мировой валюты закончились. Поэтому на смену глобальному западноцентричному миру будут возникать локальные центры силы, прогнозирует Дробницкий.

Можно предположить, что

уже сейчас определяются контуры этих новых геополитических «больших пространств».

«Что касается Китая, то в свою зону влияния Пекин постарается втянуть как минимум значительную часть Тихоокеанского региона», – прогнозирует собеседник. Логично предположить, что для закрепления своего влияния Пекин использует экономические инструменты – от Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (среди партнеров которого, в том числе такие страны – союзницы США, как Южная Корея, Филиппины и даже Австралия) до многообразных проектов «Шелкового пути».

Россия, по оценке Дробницкого, старается выстраивать собственную сферу интересов. «Украинская спецоперация – это демонстрация того, что в своей зоне влияния Москва не потерпит правил, установленных не Россией и уж тем более враждебных ей. Какой будет конфигурация этого региона, мы пока не знаем», – отметил Дробницкий. Добавим, что ранее эксперты оценивали роль Москвы в остановке армяно-азербайджанской войны и операцию ОДКБ по умиротворению Казахстана как одно из проявлений заявки России на роль ведущего геополитического игрока в Северной Евразии.

По мнению Дробницкого, наиболее отчетливо можно представить будущий геополитический полюс союзников США. «Сами американцы его очертили», – пояснил эксперт. «Это какая-то часть Западной Европы, Канада и Австралия. Американцы очень хотели бы видеть там Японию и выстраивать какие-то отношения с Индией, что, судя по всему, не получится. Под большим вопросом Южная Корея. Но значительная часть Европы не входит туда», – отметил эксперт, добавив, что пока непонятно, что будет с остатками Европы, Индией, Латинской Америкой и наиболее богатыми странами Ближнего Востока.

Дробницкий напомнил о трудах американского политолога Иена Бреммера, который писал о том, что большие организации типа G20 и G7 уже не играют никакой роли, и вместо них будет «большой ноль» – некие другие формы организации общества. При одном из вероятных вариантов развития событий США и Китай разрывают отношения, после чего начинается «мир регионов». «Мы сейчас присутствуем при появлении классического мира региона по Бреммеру. Появятся большие региональные агломерации, которые будут обладать собственной валютой, внутренними торговыми правилами», – уверен собеседник. 

 

При этом вполне очевидно, какие районы мира будут зонами противостояния, отмечают эксперты. Во-первых, российское руководство в конце 2021-го – начале 2022 года четко обозначило, что не потерпит присутствия США и их сателлитов на постсоветском пространстве, в том числе в европейской его части. Во-вторых, и США, и Китай равным образом претендуют на господство в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

«Украинский конфликт станет катализатором многих общемировых тенденций. С одной стороны, формирование многополярного мира, с другой – борьба США за сохранение остатков прежней гегемонии. Сейчас эти две тенденции сталкиваются. Они вступили в открытое противоречие не только на Украине, хотя украинские степи стали главным театром столкновения. Не исключено, что скоро откроются новые фронты этого столкновения, например, в Юго-Восточной Азии – вокруг острова Тайвань. Это будет уже результат американо-китайских противоречий», – прогнозирует Дмитрий Суслов. 

Контуры будущего мира пока не ясны, но о чем можно говорить точно, так это о крахе однополярного мироустройства, которое США пытались выстроить с конца 1980-х, полагают эксперты. В этом смысле нынешние события на Украине не столько «переломная точка», сколько наиболее яркое проявление далеко зашедших процессов.

«То, что происходит сейчас на Украине, стало результатом системных противоречий, нараставших последние 30 лет, результатом категорического отказа США встраивать Россию в систему европейской безопасности, своеобразным косвенным эффектом от расширения НАТО», –

отметил Суслов. Запад создавал «натоцентричную» систему безопасности в Европе, при этом выталкивал из нее Россию и втягивал туда Украину, добавил эксперт. «Это происходило вопреки предостережениям о том, что для России – это экзистенциальная угроза. Будь проблема в одной Украине, не было бы никакой спецоперации. Но мы имеем дело не с локальными, внутриукраинскими процессами, а с общеевропейскими и общемировыми. Конфликт перешел в открытую фазу», – пояснил Суслов.

При этом, подчеркнул Кортунов, существовавшая в мире иерархия явно подвергается эрозии. «Даже традиционные американские союзники, например, из стран Персидского залива, уже не так дисциплинированно относятся к запросам Вашингтона. Что более важно, сейчас ускорятся перемены в мировой финансовой системе, дедолларизация. Украинский кризис ускорит уход от того, что можно считать рудиментами однополярного мира. И едва ли Байден или какой-то другой американский лидер сможет это остановить», – подытожил Кортунов.