Курс рубля: взгляд Минфина, МЭР и ЦБ

Пока в РСПП жарко спорили, рубль ставил новые рекорды на бирже и обновлял семилетние максимумы. На торгах 29 июня курс доллара опускался почти до 50 рублей, евро был дешевле 53. С мартовских пиков – тогда доллар был 120, а евро около 130 – рубль "потяжелел" больше чем вдвое.

Глава Минфина предложил бизнесу свой рецепт, как сбросить лишний вес.

"Есть проблемы с логистикой, понятно, проблемы с расчетами с зарубежными контрагентами, но надо увеличивать импорт. Если есть предложения какие-то, еще раз, мы даже льготные кредиты будем давать – пожалуйста, завозите импорт, – говорит Антон Силуанов. – Сняли все ограничения – влияния на курс нет, стимулируем импорт – импорт не идет. Остается только участвовать на рынке либо Центральному банку, либо Министерству финансов. Сейчас иностранная валюта токсична, но мы готовы это делать, чтоб влиять на курс через валюту дружественных стран".

У Минфина интерес особый. Плюс 1 рубль валютного курса – это от 100 до 200 миллиардов рублей дополнительных доходов бюджета. Плюс 10 рублей курса – это уже 1, а то 2 триллиона рублей. А дальше – классическая дилемма: тратить или сберегать?

"Я думаю, что мы с Максимом Геннадьевичем готовы будем пожертвовать, может быть, даже частью расходов, потому что у нас принцип текущего года – все доходы на расходы. Часть расходов можно будет не проводить, нефтегазовые сверхдоходы направлять на то, чтобы осуществлять интервенции на валютном рынке. Это должно повлиять на курс", – говорит Силуанов.

"Избыток валюты, к сожалению, на рынке такой, что мы не сможем настолько сократить бюджетные расходы в условиях, когда у нас повышенная потребность в деньгах, с тем, чтобы стабилизировать этим дополнительным спросом курс. Мы будем пытаться как-то из бюджета сократить расходы, откупить доллары. В результате это все приведет к еще большему сжатию экономики, и та самая дефляционная спираль, признаки которой мы уже видим, просто раскрутится еще дальше. Рентабельность многих производств, даже ориентированных на экспорт, при текущем курсе уже стала отрицательной", – говорит глава МЭР Максим Решетников.

Какую позицию в этом споре занимает Центральный Банк? Банк России твердо стоит на своих принципах: снижать ключевую ставку по мере снижения инфляции. С тем, что цены в нашей стране существенно снизились, глава Центробанка не согласилась.

"Последние недели у нас идет снижение цен, но здесь нужно быть аккуратным в оценке этого фактора. Вот называют – дефляционная спираль, – я не вижу никакой дефляционной спирали. Это во многом коррекция после резкого взлета цен, который произошел у нас в конце февраля – начале марта. Если вы посмотрите цены по многим товарам и сравните с тем, что было год назад – они существенно выше", – говорит Эльвира Набиуллина.

Устанавливать управляемый валютный курс Банк России не будет.

"Мы придерживаемся политики плавающего курса, потому что именно плавающий курс дает экономике возможность адаптироваться к изменившимся условиям. И попытки иметь тот курс, который был при старых условиях – это просто искусственный курс. Либо потом произойдет резкая девальвация, как у нас уже бывало. А для бизнеса все-таки важен реальный курс. Когда мы начинаем управлять курсом, конечно, резко снижается независимость, самостоятельность денежно-кредитной политики. То есть, мы привязываемся к валютам чужих стран. Напомню, что в этих странах сейчас инфляция на сорокалетнем максимуме", – поясняет глава ЦБ.

Зато Банк России готов и дальше смягчать валютные ограничения. С 8 июня втрое – до 150 тысяч долларов – увеличена предельная сумма переводов за рубеж для граждан. Сегодня в ЦБ намекнули, что могут вообще отменить этот лимит.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
"Смотрим" ‐ ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен и Telegram
Вести.Ru ‐ ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен и Telegram.