ЛНР обещает бизнесу максимально лояльное отношение

Мотив единения в ЛНР буквально повсюду, он в воздухе. В вине и в зернах, в металле и антраците, в умах и сердцах. Эта земля, обильно политая кровью за последние 8 лет, сейчас готова разделить хлеб с теми, кто ее освобождал. За то, что не предали и не бросили.

Согласившись сыграть, монахи выбирают Шостаковича и просят простить им мелкие огрехи. Они не музыканты, их послушание – создавать инструменты. Два мастера и монах-ученик вручную усердно делают скрипки, альты, виолончели. Таких мастерских в мире – единицы, ближайшая – в Европе. При этом европейские музыканты охотно покупают инструменты здесь, у отца Варфоломея. С вот таким фирменным знаком – "сделано в Свято-Иоанно-Предтеченском мужском монастыре".

"Это труд, а для монаха нужен труд. Если не будет труда, очень сложно будет держать себя в форме духовной", – говорит наместник монастыря.

А еще это был заработок, возможность кормить и обогревать братию все восемь лет притеснений от киевского режима. Пережить раскол и дождаться. На третий день от начала спецоперации район, где стоит монастырь, освободили.

Донбасс не только шахты и металлургия. Нужно смотреть глубже. Двадцать километров от Луганска – та самая станица Луганская, на долгие восемь лет оказавшаяся отрезанной. Овощная столица республики. Ее фамильное богатство – двенадцать соток тепличной земли. Урожай собирают ведрами, центнерами. Сто таких хозяйств объединились в кооператив, который решает, что кому выращивать и, главное, куда продавать. Приходилось долго и дорого возить овощи в Харьков, Одессу, даже в Киев. Восемь лет станично-луганские аграрии не давали себе идти в рост. Теперь же план – накормить сначала ЛНР, в республике дефицит местных овощей, и двигаться дальше.

В ЛНР в этом году – рекордный урожай зерна. В шесть раз больше, чем нужно республике. А по подсолнечнику 25-кратный профицит. Элеваторов не хватит, спасут только внешние рынки. За счет освобожденных территорий площадь луганских сельхозземель увеличилась с двухсот тысяч гектаров до миллиона.

Конечно, Запад очень не хотел бы видеть эту пшеницу на международных рынках. И ситуация складывается парадоксальная. С одной стороны, ООН предрекает всемирный продовольственный кризис, "библейский голод". Тем не менее Запад не останавливается ни перед чем, только бы наказать Россию и народные республики. Киеву было так важно не давать ЛНР выйти на административные границы области еще и для того, чтобы сохранять угрозу продовольственной безопасности.

На освобождённых территориях российские и луганские компании собирают развалившиеся коллективы, компенсируют долги по зарплате, платят пайщикам за землю, дают работу. И, конечно, экономика ЛНР ждет больше инвестиций.

"Не все ниши бизнеса закрыты. То есть можно выбрать то, что по душе, что наиболее выгодно, наиболее интересно. Конечно же, с нашей стороны максимально лояльное отношение в плане налогов таможенных и всех остальных пошлин", – сказал глава ЛНР Леонид Пасечник.

Двадцать лет назад Андрей посадил с отцом 20 тысяч лоз. Единственный виноградник в Донбассе. Были планы расти и расширяться, но киевский Майдан сузил горизонт. И все равно растили виноград, делали вино, строили часовню. Сейчас винодельня работает на Луганск и Донецк. В сторону России посматривают – пока слишком много таможенных формальностей. Но виноделы умеют ждать, как и все в Донбассе.

Мотив, единения, здесь буквально повсюду, он в воздухе. В вине и в зернах, в металле и антраците, в умах и сердцах. Эта земля, обильно политая кровью за последние 8 лет, сейчас готова разделить хлеб с теми, кто ее освобождал. За то, что не предали и не бросили. И теперь возродиться в экономическом смысле Луганщина хочет не просто для себя, а в триединстве – Россия, Донецк, Луганск.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
"Смотрим" ‐ ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен и Telegram
Вести.Ru ‐ ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен и Telegram.