Канцлер Германии Ангела Меркель совершила прощальный визит в Россию. За 16 лет пребывания у власти она многое сделала на ниве российско-германских отношений. Её правление во многом развеяло иллюзии тех, кто считал возможной дружбу двух стран. При Меркель Германия превратилась в трудного партнёра, соперника, местами – в противника России. Впрочем, всё могло быть и хуже.

Когда осенью 2005 года Меркель пришла к власти, в России приготовились к худшему. Едва ли можно было рассчитывать, что она отнесётся к нашей стране столь же тепло, как её предшественник Герхард Шрёдер. Уроженка ГДР с польскими корнями (настоящая фамилия её отца и деда – Казмерчак), с мужем, работавшим в США. Да и в принципе, ХДС – партия более «атлантическая», нежели социал-демократы, да ещё и с явным креном в сторону немецкой «великодержавности».

Впрочем, на деле Меркель скорее исповедовала некую смесь воззрений христианских демократов и «зелёных». От первых она взяла ориентацию на США, и на протяжении всего своего правления подчёркивала, что они для Германии и ЕС – главные партнёры. С другой, она уделяла много внимания вопросу ценностей и их продвижения, что скорее является основой идеологии «зелёных». Именно это сочетание в итоге и предопределило явное охлаждение российско-германских отношений в сравнении с предыдущими годами.

Пожалуй, более весомую роль в её критическом отношении к России всё же сыграли пресловутые ценности. Во многом с её подачи их продвижение в остальной мир превратилось в основу внешней политики Германии, да и всего Евросоюза. Излишне говорить, как в нашей стране, где во главу угла ставят суверенитет и национальные интересы, отнеслись к подобной постановке вопроса. Тем самым ухудшение российско-германских отношений с приходом Меркель было запрограммировано. Вопрос состоял лишь в том, какова окажется глубина их падения.

На протяжении многих лет Меркель, исходя из ценностей экспорта демократии, проявляла повышенный интерес к внутренней политике нашей страны. Не стесняясь, она ругала нас за состояние демократии, прав человека, геев, много за что ещё. То, что в Германии приняли Михаила Ходорковского и Алексея Навального – лишнее тому подтверждение. А уже этим летом Германия приостановила работу форума «Петербургский диалог» из-за объявления нежелательными в России трёх немецких НКО. Неожиданность? Нет. Всё годами к тому шло.

Меркель развеяла иллюзии России насчёт Германии

Перечислять разногласия двух государств можно долго, но остановимся на ключевых точках. Пожалуй, очевидными проблемы в российско-германских отношениях стали в феврале 2008 года, когда Германия одной из первых признала независимость Косово. И не просто признала – взяла на себя ключевую роль в оформлении этого квазигосударства. Война в Южной Осетии случилась на полгода позже. Тогда раздались первые призывы наказать Россию санкциями, но на такое Меркель в 2008-м не пошла.

Зато пошла на другое. В 2009 году она поддержала инициативу политиков из Польши, Швеции и Чехии по созданию программы ЕС «Восточное партнёрство». Фактически речь шла о превращении стран Закавказья, Молдавии, Украины и Белоруссии в зону влияния Евросоюза и, во многом, Германии. Российское недовольство Меркель и не подумала брать в расчёт. Как итог – события на Украине 2013–2014 годов, окончательно оформившие охлаждение российско-германских отношений. Однако они стали не причиной, а лишь следствием политики Меркель.

«Фрау канцлерин» одной их первых заявила о необходимости введения санкций в отношении России весной 2014 года и ни разу не обмолвилась о том, что пора бы их смягчить. Мало того – она сделала очевидный шаг навстречу США и их ближайшим союзникам-русофобам, разместив контингент Бундесвера в Литве в рамках действий по защите Прибалтики от возможной «российской агрессии». О том, что она во многом закрывала глаза на все действия украинского руководства, говорить излишне.

Но при всём том, что российско-германские отношения во многом по вине Меркель ухудшились, время продемонстрировало, что её канцлерство оказалось не худшим из возможных вариантов. Даже страшно себе представить, что бы было, если бы Германию возглавил соратник фрау канцлерин по ХДС Фридрих Мерц, прямо призывавший закрыть «Северный поток – 2» и уверявший, что Россия понимает только язык силы. Ему вторила и считавшаяся преемницей Меркель Аннегрет Крамп-Карренбауэр.

Есть в Германии политические силы, в сравнении с призывами которых все действия Меркель на российском направлении покажутся весьма умеренными. Так, «Зелёные» или либералы из Свободной демократической партии не стесняясь призывают к ужесточению антироссийских мер воздействия. Первые в скором времени могут войти в правящую коалицию. Получается, что сохранение санкций в нынешнем виде – ещё не худший вариант. Мерц, Крамп-Карренбауэр, «Зелёные» или либералы вполне могли бы пойти на куда большее обострение.

Во многом благодаря Меркель сохранилось (пусть и на более низком уровне) экономическое сотрудничество двух стран. Она не стала отказываться от «Северного потока – 2», как не ставила дополнительные ограничения и в вопросах гуманитарного сотрудничества с Россией. В целом она неоднократно повторяла, что с нашей страной необходимо вести диалог – даже несмотря на тяжёлые разногласия. И то, что она приехала в Москву в рамках прощального турне – лишнее тому доказательство.

Эпоха Меркель постепенно уходит в прошлое, а вместе с ней становится историей и значительный отрезок в российско-германских отношениях. И за многое фрау канцлерин можно поблагодарить. Поблагодарить прежде всего за то, что она с самого начала развеяла иллюзии о возможной дружбе между двумя государствами. Россия и Германия являются друг для друга тяжёлыми партнёрами, соперниками, а местами – очевидными противниками, как на Украине или в Косово. С этим надо смириться, принять как данность.

Если пройтись по другим вопросам, то снова увидим, что разногласий намного больше, чем единства взглядов. Визы с Евросоюзом – как были, так и есть. Видение будущего Сирии у России и Германии – разное. Взгляд на Китай – тоже не одинаковый. Отношения к правам геев – снова разное. Что уж говорить по поводу Белоруссии или Молдавии. Откуда при таком раскладе возникнуть дружбе-фройндшафт? Только противоборству – пусть даже не принимающему крайние формы.

Однако и с трудным партнёром, с соперником и даже противником по ряду вопросов можно договариваться. С Меркель это порой удавалось. Так что о её канцлерстве применительно к российско-германским отношениям нельзя говорить только как о мрачной эпохе. Скорее речь идёт о большой бочке дёгтя и маленькой – мёда. Меркель – отнюдь не самый удобный партнёр для России. Но нельзя забывать, что со многими в немецкой элите иметь дело ещё сложнее. А с кем-то – совсем невозможно.