Реализуемость цифровизации гастарбайтеров вызывает большие сомнения, не говоря уже об идее обслуживания такого проекта Нацобъединениями и СРО

Мигранты цифровые?

Цифровизация шагает по стране настолько семимильными шагами, что уже скоро хоть кого-то неоцифрованного нужно будет искать долго, вдумчиво и со служебными собаками. Вот и трудовых мигрантов на стройке собираются охватить высокими технологиями.

Идею предложил не кто иной, как курирующий строительный комплекс заместитель председателя Правительства РФ Марат Хуснуллин. Выступая в ходе парламентского часа, Марат Шакирзянович рассказал о перспективах создания платформы для учёта трудовых мигрантов, работающий на стройках, а также строительных материалов. По словам господина Хуснуллина, платформа поможет контролировать цены на стройматериалы, поэтому он уже поручил Минстрою проработать вопрос:

Когда я начал разбираться со стоимостью стройматериалов, так там 80 процентов поставок – посредники, так что есть ещё коррупционная составляющая. Поэтому, конечно, надо уходить на цифровые платформы, максимально делать связку «покупатель – производитель.

Аналогично, по словам вице-премьера, может работать и платформа по учёту трудовых мигрантов в сфере строительства. В качестве примера была приведена Турция, где подобная система уже действует: сведения о каждом рабочем занесены в единый ресурс. И вишенка на торте – по мнению Марата Шакирзяновича, в России этим вопросом могли бы заняться саморегулируемые организации!

Идея, что и говорить, впечатляющая! Пока сложно даже оценить размеры финансовых потоков, о которых может идти речь. И, кстати, слова о СРО не производят впечатление импровизации, а больше похожи на некий пробный камень, вброшенный в информационное пространство. Не случайно, кстати, наиболее активные в смысле пиара саморегуляторы уже больше года бомбардируют СМИ и Кабмин своими предложениями и советами в части работы с мигрантами. А Национальное объединение строителей уже попытался осторожно войти в Узбекистан, чтобы организовать там сертификацию потенциальных работников на местах.

Однако реализуемость проекта вызывает большие сомнения. Что говорить о миллионах трудовых мигрантов, если Национальные объединения до сих пор не смогли справиться с куда менее масштабной базой данных НРС, в которую всего-то входят по два специалиста от каждой состоящей в СРО компании. Не решены толком вопросы ни с верификацией информации о специалисте, ни с её актуализацией, ни с защитой персональных данных. А что-то нам в редколлегии подсказывает, что отследить жизненный путь какого-нибудь плиточника Ашота или бетонщика Джавдета будет потруднее, чем куда более официального ГИПа Ивана Ивановича.

Но основная проблема даже не в этом. Сама по себе система существования строительного комплекса за счёт рабского труда мигрантов вызывает далеко не однозначное отношение. И не только со стороны простых граждан, но и на уровне исполнительной власти. По официальной версии, мигранты трудолюбивы, неприхотливы и, в отличие от ленивых местных жителей, приносят работодателям больше пользы. Например, на том же парламентском часе из уст вице-премьера прозвучали такие цифры – в российских реалиях мигранты традиционно работали на 50% больше россиян, а получали при этом заработную плату на 30% меньше.

Эти показатели, мягко говоря, вызывают определённые сомнения. Ни для кого не секрет, что удобство мигрантов для современного работодателя обуславливается двумя факторами – возможностью платить чёрным налом, обходя официальную кассу, и «необязательностью» соблюдения норм Трудового кодекса Российской Федерации. Поскольку чем-то недовольного мигранта, в отличие от коренного россиянина, можно запросто отправить обратно домой.

Часто можно слышать аргументы о том, что мигранты-де необходимы стране, поскольку в России из года в год вымирает население и не хватает рабочих рук. С цифрами по демографии никто спорить не собирается, однако что-то не видно, чтобы трудолюбивые выходцы из Средней Азии ехали поднимать Псковскую глубинку или осваивать суровые земли Поморья. Концентрируются они в Москве, Питере и других городах-миллионниках, где и с демографией, и с рабочими руками, вроде бы, всё и без того обстоит неплохо. И где местные жители тоже могли бы поработать, наведи государство порядок с частниками и заставь их соблюдать трудовые нормы.

Тем более, что регионы тоже не слишком рады миграционным потокам. Недавно в СМИ прозвучала новость, что Калужская область приостанавливает своё участие в программе по переселению соотечественников из-за рубежа. Соответствующее постановление подписал губернатор Владислав Шапша. Кроме того, в регионе мигрантам запретили торговать, таксовать, работать в общепите и заниматься подбором персонала. Одновременно правоохранительные органы приступили к проверкам использования иностранными гражданами сертификатов о владении русским языком.

А ещё с начала этого года мигрантам запретили работать сразу в ряде сфер в Югре. Им теперь нельзя водить такси и любой другой общественный транспорт, производить детское питание, трудиться в сфере образования, торговли алкоголем, табаком и продуктами питания. Как отмечают в правительстве региона, документ приняли для того, чтобы обеспечить работой местных жителей. И уверены, что это не скажется на рынке труда региона.

Вслед за Югрой аналогичное постановление о запрете на труд мигрантов подписал и глава соседней Тюменской области Александр Моор. В Югре, между тем, ввели внушительные штрафы. До миллиона рублей юридическим лицам, должностным – до 50-ти тысяч, и даже физические лица, нанявшие мигранта, предположим, няней для ребёнка, могут заплатить от двух до четырёх тысяч рублей. Показательно, что предприятию нельзя взять гражданина другой страны даже грузчиком. Стройку пока не трогают, но общая тенденция налицо.

А ещё можно вспомнить недвусмысленный посыл Президента России Владимира Путина, который объяснил, что мигранты должны приезжать в страну уже со знанием языка и законов. Как ещё в прошлом году говорил Глава государства на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека:

Нужно заниматься тем, чтобы те люди, которые хотели бы приехать к нам на работу, уже готовились к этой поездке в нашу страну и к работе здесь, у себя на родине изучали язык, наше законодательство, знали бы свои права, знали бы то, на что ориентируют их наши общественные организации и государственные органы по соблюдению законов и правил Российской Федерации, наших обычаев.

И как тут не вспомнить про другой огромный кадровый резерв. А именно, про новых российских граждан из ЛДНР. Так, депутат Государственной Думы Виктор Водолацкий недавно заявил, что паспорта граждан России в упрощённом порядке получили 860 тысяч жителей самопровозглашенных (а со вчерашнего дня и признанных Россией независимыми!) Донецкой и Луганской народных республик, что составляет около четверти от общей численности населения ДНР и ЛНР. Очевидно, что процесс будет продолжен, и что люди будут прибывать в Россию от ужасов войны и разрухи. Логично, что именно эти трудовые кадры, знающие русский язык, близкие нам по духу и складу ума, и станут заменой выходцам из Средней Азии. А понадобится ли для их учёта цифровая инфраструктура, и кто будет её обслуживать – скоро узнаем.