На депутата Верховной Рады Илью Киву заведено дело — за то, что он стрелял в воздух в день ликвидации Бандеры. Ранее Киву исключили из партии ОПЗЖ, но так и не пояснили, как он, бывший член «Правого сектора*» и «ветеран АТО», вообще попал в эту партию, которую считают «пророссийской». Кто такой Кива и почему его называют «уникальным политиком»?

Уголовное дело против рядового депутата, тем более, исключение такого депутата из партии по украинским меркам — вообще не новость. Киев в настоящий момент играет с огнем в Донбассе, строит диктатуру президента Зеленского и воюет с Россией за газовый транзит, а тут какой-то депутат — один из четырехсот пятидесяти.

Но Илья Кива умеет быть заметным. А его исключение из партии «Оппозиционная платформа — За жизнь», за которым последовало уголовное дело, финалит занятную внутриполитическую интригу, не раскрывая её окончательно.

Особый талант Кивы — ломать шаблоны, но в период, когда он стал фигурировать в российских СМИ, в его образе противоречий не было. Он казался предельно гармоничной частью тех «новых лиц», которых вынесли на политическую поверхность мутные воды «революции достоинства» (она же — «евромайдан», она же — «госпереворот»). «Семен Семенченко», «Сашко Белый», «белый вождь» Билецкий, «сотник» Парасюк — тысячи их, один другого хуже. 

«Звезда» нашего героя взошла в период 2014-2015 годов, когда в Донбассе шли бои, непосредственным участником которых стал Кива — сын бандита Владимира Кива, приговоренного к расстрелу в 1985 году.

В период т.н. «АТО» у Кивы-младшего было два основных работодателя. Первый — это запрещенный в РФ «Правый сектор*», где Кива возглавлял отделение на родной Полтавщине и «политическое направление» в четырех восточных областях, включая Донецкую и Луганскую.

Второй — МВД Украины и его руководитель Арсен Аваков. Почти всемогущий министр, только недавно оставленный не у дел, направлял Киву на самые разные фронты работ и в конце концов «вытащил» на полковника.

Кива успел побывать заместителем начальника полиции и в Донецкой области, где шла война, и в Херсонской, где принимал участие в блокаде Крыма. В «АТО» он нес службу как глава полицейского батальона «Полтавщина», пока его оттуда не выгнали, заменив на персонажа еще более колоритного — бывшего пулеметчика неонацистского батальона «Азов» с позывным «Медведь».

Также Кива возглавлял «союз ветеранов АТО» (один из многих), но это в целом не важно. Он вообще много чего возглавлял, вплоть до «всеукраинской федерации домино», много где засветился, получил несколько специальностей («техник-механик», «педагог-психолог», «правовед»), был бухгалтером, инженером, сотрудником промывочно-пропарочной станции, занимался строительством дорог под Киевом и защитой прав потребителей на Полтавщине в статусе замначальника управления.

В этом статусе он наконец-то получил судимость за вымогательство взятки, но в тюрьму не сел, а с наступлением «смутного времени», как было выше сказано, сделал неплохую карьеру в МВД. «Наконец-то» поскольку в ранней биографии Кивы много всего «мутного» вроде предположительного воровства топлива с Лисичанского НПЗ. Его добровольные биографы любят утверждать, что в «девяностые» он был откровенным бандитом — вымогателем и «решалой».

Поверить тянет. Здоровенный лоб с быковатыми манерами и хамской речью, типичный «заробитчанин», подвизавшийся то тут, то там, — он стал одним из многих героев «новой Украины» и объектом ненависти в России. «Бандеровцы», «фашисты», «каратели», «уголовники», «правые радикалы», «убийцы детей» — все это было в том числе про Киву, призывавшего тогда на родном русском языке к насильственной украинизации жителей Донбасса.

Однако, начиная с октября 2015 года, ненавидеть Киву стали совсем другие люди, а именно — украинские либералы и проевропейская молодежь. Дело в том, что Аваков назначил его руководителем департамента противодействия наркопреступности — и сразу выяснилось, что «герой АТО» не разделяет надежды украинской «прогрессивной публики» на «мягкую наркополитику» и легализацию марихуаны. Ровно наоборот — Кива был за жесткие меры, за внесудебные разбирательства, за провокации, и при этом оставался все столь же хамоватым и угрожающим.

«Вы готовы пройти полиграф?» — спрашивали журналисты Киву. «А полиграф готов пройти меня», — рычала в ответ лысая гора мышц.

В конце концов Киву все-таки «заклевали», и Аваков взял его к себе в советники, а после устроил главой профсоюзов МВД. К своим многочисленным занятиям (вплоть до телеведущего) Кива также добавил лидерство в Социалистической партии Украины — в том момент уже умирающей, но когда-то весьма влиятельной силой, обладавшей «золотой акцией» при формировании властных коалиций и продававшей» ее то Ющенко, то Януковичу.

Наконец, в 2019 году произошла та самая интрига, после которой на Киву в недоумении уставились примерно все, кто о нем слышал. Позавчерашний «правосек» и «атошник» вдруг перешел в партию «Оппозиционная платформа — За Жизнь» — единственную крупную партию Украины, которую называют «пророссийской» — и которая выступала против той самой «АТО».

Зачем, почему, как такое вообще возможно — не понимал никто. Сопредседатель ОПЗЖ Вадим Рабинович (именно он организовал «транзит») говорил, что — Кива, бывший «сторонник любой войны», «пришел в сознание» и понял, что «ведет страну не туда»:

«Он человек нервный, импульсивный, очень честный, — ну да, это сегодня не ценится никем. Иногда может сказать что-то не то — ну, бывает… Я его защищал и буду защищать».

Рабинович заявил это уже после того, как депутата Киву исключили из ОПЗЖ. За что формально — не важно, можно выбрать любой скандал, до которых Кива был большой охотник. Однажды журналисты застукали холостого отца как минимум троих детей за интимной перепиской и мастурбацией в зале заседаний Верховной Рады.

Скорее всего, в реальности выгнали за то, что он по каким-то своим соображениям обличал «торговлю мандатами» на родной Полтавщине, в которой обвинял Юрия Бойко — второго сопредседателя партии, представлявшего ОПЗЖ на президентских выборах и набравшего около 12% голосов. По крайней мере, именно Бойко инициировал изгнание скандалиста.

Скандалистом он остается по сей день, но в остальном это как будто совсем другой человек. Не тот, который грозил России пулями и трицепсами, призывая Алексея Навального совершить революцию, а тот, который поздравляет президента Владимира Путина с днем рождения как «великого правителя» и «защитника славянства», вернувшего «своей стране и своему народу былое величие и уважение во всем мире».

Раньше это был «правосек», обещающий «насильно заставить Донбасс любить Украину. Теперь, как сказали бы украинцы, «ватник», который выходит на акции с портретом деда — героя СССР и ВОВ Филиппа Кивы, а недавно, в день ликвидации Степана Бандеры провозгласил себя «лидером украинских антифашистов», стреляя в воздух из «калашникова».

Собственно, за эту стрельбу на депутата и завели очередное уголовное дело, а всего, по словам генпрокурора Украины Ирины Венедиктовой, на него открыто «множество дел». С учетом, что всемогущего Авакова после стольких лет все-таки выдавили в отставку, теперь Киве может повезти гораздо меньше, чем раньше. Раньше ему просто замечательно везло, например, первую судимость в период службы в МВД с него сняли «по вновь открывшимся обстоятельствам».

Уходом Авакова некоторые объясняют и изгнание Кивы из ОПЗЖ. Ранее он якобы исполнял роль «смотрящего» от МВД и был нужен партии «для связи» с всемогущим министром, поэтому и оказался в предвыборном списке, сильно фраппировав этим политизированных избирателей на Украине и политологов в Москве.

Но эта версия не выдерживает критики. «Смотрящие» ведут себя тихо, а Кива старался быть громче и скандальнее всех. При этом ни Рабиновичу, ни секретарю политсовета ОПЗЖ Виктору Медведчуку совершенно незачем было общаться с Аваковым через Киву, как и наоборот. Если бы возникла надобность, обсудили бы всё напрямую.

Золотое правило аналитики звучит «критикуя — предлагай», и альтернативная версия того, зачем Киву пригласили в ОПЗЖ, действительно имеется. Но для начала нужно все-таки дать этому мятущемуся персонажу характеристику — «наш» он или «не наш».

До «революции достоинства» Кива считался среди знавших его тогда «просоветским патриотом». И недоброжелатели в сети часто пишут, что «политцыганство» Кивы исчерпывающе объясняется тем, что «он псих, у него даже справка есть». Действительно есть — она неожиданно возникла в уголовном деле как смягчающее обстоятельство для суда, мол, лечится человек, не в полной мере себя контролирует. И помогло.

То есть справка могла быть и «липой». Если исходить из того, что Кива с его тысячью и одним занятием прежде всего — ушлый делец и джентльмен удачи, все становится на свои места. Восприняв евромайдан как окно возможностей, он «перекрасился» и ушел к победителям. А когда возможности для «патриотов нового призыва» были исчерпаны, и право на «передел» ушло к людям Зеленского, Кива вернулся к «просоветскости» и «проросийскойсти». Он немного мошенник, но в первую очередь — наемник.

Объяснения про «одумался» и «осознал» применительно к взрослому человеку, прошедшему через бизнес, войну и систему МВД по обе стороны закона, — это детский лепет. Кива явно поумнее и похитрее того образа, который использует для публики.

А в ОПЗЖ его, вполне возможно, пригласили с утилитарной целью — как бодигарта для Рабиновича и Медведчука. Это может прозвучать смешно, но речь-то идет об Украине — стране, где драки даже на трибуне парламента являются нормой, а среди депутатов встречаются отмороженные националисты, включая контуженных в АТО. При выступлениях по наиболее болезненным вопросам (русский язык, Донбасс, отношения с Россией) лидеры оппозиции перманентно рисковали получить по лицу от радикалов, так что в качестве горы мышц депутат Кива был чрезвычайно ценен.

Он даже официально занимался во фракции «вопросами внутренней безопасности», ради обеспечения которой привлекал спортивных молодых людей.

Другое дело, что в Верховную Раду нынешнего созыва не прошли ни радикальные националисты, ни «герои АТО» — большинство мест заняли депутаты от «Слуги народа», а это в основном совсем другой типаж — не склонный к рукоприкладству, а опасающийся его.

Что же касается Медведчука — человека, которому физическая защита в Раде нужна была в первую очередь, его теперь в Раде нет. Президент Зеленский взял главу политсовета ОПЗЖ в заложники и поместил под домашний арест.

После этого надобность в охранных услугах от Кивы окончательно отпала, и это вступило в неразрешимое противоречие с тем, что в целях самопиара бывший «правсек» — нынешний «лидер антифаистов» продолжал инициировать скандалы и смущал уважаемых людей. Рабинович в расстройствах, но многие в ОПЗЖ наверняка вздохнули с облегчением — как и избиратели партии, помнившие Киву еще по временам «АТО».

А что будет теперь с Кивой, не значимо — что-нибудь будет. Являясь вроде бы уникальным в плане «транзита» политиком, он оставался типичным украинцем из советских анекдотов — тех, которые про отряд с предателем.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ