Мазохистский тренд в выступлениях Михаила Богданова становятся всё заметнее и ощутимее

По шаблону унтер-офицерской вдовы

В прошлый раз, рассказывая о тактике мелких интриг главы СРО «АИИС» Михаила Богданова в его неутомимой борьбе против саморегулирования, мы вспоминали пушкинскую старуху, требовавшую, чтобы золотая рыбка лично была у неё на посылках, и мечтающую стать владычицей морскою. И вот снова хочется цитировать Александра Сергеевича Пушкина – «…пуще прежнего старуха бранится…».

Очередной ушат грязи на саморегуляторов был вылит господином Богдановым на первом установочном заседании комитета по строительству «Опоры России». Удивительно, но Михаил Игоревич, являясь руководителем, как он говорит, изыскательской СРО № 1, зарабатывающим на этом деле многомиллионные средства, ни в грош не ставит своих коллег, называя саморегулирование в строительстве совершенно бесполезным.

Это просто огромная узаконенная система поборов в интересах руководителей СРО, скрытых бенефициаров СРО и руководителей Национальных объединений СРО – НОСТРОЙ и НОПРИЗ.

Кажется, что есть тут нечто мазохистское. Ведь, по Богданову, поборами в собственных интересах и занимается сам Богданов, раз он является руководителем СРО (да и скрытым бенефициаром тоже). Ну, тогда надо быть честным перед самим собой: возьми и уйди из «АИИС»! Причём Михаил Игоревич постоянно говорит о том, что не хочет заниматься саморегулированием, а хочет заниматься геологией. Так, пожалуйста – изыскательская организация у Богданова есть, так и занимайся исключительно изыскательством. В чём проблема? Можно заняться наукой, написанием статей и книг, рыбалкой, наконец!

Но нет. Как уже неоднократно отмечалось, господин Богданов пристально бдит за тем, чтобы члены «АИИС» регулярно отстёгивали ему свои копеечки. На состоявшемся 25 февраля общем собрании Ассоциации был утверждён размер вступительного и членского взносов на 2023 год, которые составили 25.000 и 56.000 рублей, соответственно. При этом, глава «АИИС» очень негодует по поводу того, что обязательные взносы нужно платить в НОПРИЗ. То есть, отдавать 6.500 из 56-ти тысяч для него – это «ужасное крепостное право», а оставлять на свои нужды 49.500 это нормально. И что, неужели мазохист Богданов по доброй воле способен лишиться этих средств?

Не дают покоя Михаилу Игоревичу и компенсационные фонды СРО. По его мнению, они являются «просто способом аккумулирования денежных средств, которые временами похищаются, но, главное – они не работают так, как это предполагалось». И здесь мазохистский тренд, что называется, налицо:

Сами средства компенсационных фондов мы предлагаем изъять у СРО (в том числе 750 миллионов рублей у нашей СРО «АИИС») и передать их одному из государственных банков, направив эти средства на субсидирование ставки ипотеки, тем самым поддерживая работу строительной отрасли.

Напомним, что с подобной идеей господин Богданов выступил в декабре на Съезде РСПП, когда он пытался задурманить голову Президенту России Владимиру Путину. Видимо, понравилось Богданову быть в центре внимания СМИ, вот он этот бред и повторяет. Однако данное высказывание весьма показательно как раз в плане отношения к средствам КФ. То есть, господин Богданов считает эти деньги исключительно своими! (Привет «узаконенной системе поборов в интересах руководителей СРО»). Никто у членов «АИИС» не спрашивал никакого разрешения на отдачу этих средств. На общем собрании Ассоциации об этом не было сказано ни слова. Впрочем, как спрашивать, если в СРО Михаила Игоревича голосование давным-давно проводится по доверенностям…

При этом непонятно, что мешает Богданову и его СРО использовать средства КФ для выдачи займов своим членов – программа же два года работает. Помогай – не хочу! А так, получается очень странно – избавиться от средств КФ. Кстати, на месте Владимира Владимировича можно было бы и согласиться – пускай бы Михаил Игоревич принёс все эти денежки. Тогда бы СРО «АИИС» просто прекратила бы своё существование. Только вот членам этой саморегулируемой организации такое вряд ли бы понравилось.

С каждым появлением Михаила Богданова на публике и с каждым его «громким» выступлением создаётся впечатление, что он действует по шаблону той самой унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла.