Как подрядчик недополучил за свою работу 85,5 миллиона рублей из-за ошибки в акте и истечения срока исковой давности по делу

Проверяй и перепроверяй!

В текущем декабре Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел дело, решение по которому будет интересно подрядчикам по договорам с длинным циклом производства работ. Истцом по этому делу выступила акционерная компания «Объединенная энергостроительная корпорация» (АО «ОЭК»).

В 2009 году АО «ОЭК» подписала с генподрядчиком АО «Атомэнергопроект» договор подряда на выполнение полного комплекса строительно-монтажных работ по сооружению ряда объектов на Нововоронежской атомной электростанции. Строительные работы по этому договору длились вплоть до февраля 2017-го, когда стороны подписали акт приёмки законченного объекта, и АО «ОЭК» получила оплату за выполненные работы.

Однако, спустя три года, один из акционеров АО «ОЭК», проводя ревизию исполнения договоров, выявил следующее. В соответствии с условиями договора подряда текущая стоимость выполняемых подрядчиком строительно-монтажных работ подлежала определению с применением актуальных индексов-дефляторов, устанавливаемых Министерством экономического развития РФ.

Оказалось, что в период с 1 января 2015-го по 27 февраля 2017-го в расчётах подрядчика АО «ОЭК» с генподрядчиком АО «Атомэнергопроект» за выполненные строительно-монтажные работы индексы-дефляторы не применялись. Эта техническая ошибка была допущена АО «ОЭК». Согласно договору, именно на подрядчика возлагалась обязанность формировать акты по форме КС-2 для их последующей оплаты генподрядчиком.

В результате выяснилось, что генподрядчик недоплатил АО «ОЭК» за выполненные работы 85.576.153 рублей 11 копеек и таким образом получил неосновательное обогащение за счёт подрядчика. Общество «ОЭК» направило генподрядчику требование об оплате этой суммы, однако общество «Атомэнергопроект» в добровольном порядке его не исполнило. В результате АО «ОЭК» обратилось с иском в суд.

Суд первой инстанции встал на сторону истца и обязал «Атомэнергопроект» выплатить в адрес общества «ОЭК» указанную сумму, а также проценты за пользование этими средствами в размере 3,94 миллиона рублей и оплатить судебные издержки.

Подавая апелляцию, генподрядчик настаивал на истечении срока исковой давности по делу. Апелляционный суд счёл, что течение срока исковой давности по делу началось с того момента, когда АО «ОЭК» на основании внутреннего аудита выявило ошибку в расчётах между сторонами по договору подряда.

Кассационный суд также встал на сторону истца. В результате генподрядчик АО «Атомэнергопроект» обратился в Верховный Суд.

Рассматривая дело, ВС РФ указал, что исковые требования АО «ОЭК» основаны на несоблюдении АО «Атомэнергопроект» условий договора подряда об определении стоимости работ и порядка оплаты их результата. И в этой ситуации нижестоящие суды ошибочно применили положения главы 60 Гражданского кодекса РФ, которая регулирует обязательства вследствие неосновательного обогащения, поскольку между сторонами были договорные обязательства.

Срок исковой давности по требованиям об исполнении договорных обязательств начинается с момента неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства с учётом того, когда кредитор узнал или должен был узнать об этом. Последняя из подписанных сторонами справка по форме КС-3 датирована 28 февраля 2017 года, затем генподрядчик произвёл оплату за выполненные работы в указанном в ней размере.

Именно с этого момента начинает течь срок исковой давности. А поскольку истец подал исковое заявление в суд в 2021 году, то срок исковой давности по этому делу уже истёк. На этом основании ВС РФ полностью отказал подрядчику в удовлетворении его иска.

Искренне Ваш,
За-Строй.РФ