Обсуждая проект договора с США и соглашения с НАТО стоит говорить не столько об ультиматуме России, сколько о фактическом начале новой политической эры. Да, 17 декабря 2021 года закончилась старая и началась новая эра. Закончилось тридцатилетие – если считать с 1990 года, когда госсекретарь США Джеймс Бейкер во время слома Берлинской стены и переговоров об объединении Германии пообещал России, что НАТО не будет расширено «ни на дюйм на восток» – но, на самом деле, и нечто гораздо большее: закончился весь послевоенный «американский мир».

«Стороны не используют территорию других государств в целях подготовки или осуществления вооруженного нападения против другой Стороны» (ст. 3), «Стороны воздерживаются от размещения своих вооруженных сил и вооружений… в районах, где такое развертывание воспринималось бы другой Стороной как угроза своей национальной безопасности» (ст. 5) – эти требования проекта договора означают требование к США отказаться от военных баз вокруг России. Причем увязывание понятия «коренные интересы безопасности» (которое впервые вводится) с дальностью подлета ракет требует также отказа США от захода в наши моря (прежде всего Черное, но и северные: Балтийское, Баренцево, Охотское), и прекращение полетов американских бомбардировщиков (учитывая реальную дальность «Томагавков» порядка 1800 км), практически над всей Европой и большей частью Азии. То же касается и Японии, для которой принятие пунктов Договора означает деоккупацию и очищение ее от американских баз.

Одним словом, если перевести все требования «проекта» с дипломатического на человеческий язык, Америке предлагается убраться за свои Геркулесовы столбы и сидеть там на своих «островах» по возможности тихо. А де-факто (вне того, какой ответ на эти предложения последует), что «американский мир» как таковой для России перестал существовать. Если кому-то кажется, что краски здесь сгущены, пусть внимательно перечитает статьи договора. Мы же кратко вспомним предысторию этого эпика.

Сразу после прихода демократов в Белый дом Путину была послана из Вашингтона «черная метка», которой стал г-н Навальный с запиской от Байдена «рус сдавайса». Послание и посланник были молча и без церемоний отправлены в места известные. Затем один за другим в Москву потянулись удивленные визитеры, вроде г-на Борреля, которые, не успев расчехлить чемоданы, отправлялись назад столь молниеносно и выразительно, что приводить себя в чувство (задаваясь вопросом: что это было?) им приходилось уже дома.

После чего сам недоумевающий г-н Байден, обозвав оппонента нехорошим словом (опять-таки очень нетривиально в практике международной дипломатии), был прилюдно перед всем миром отхлестан по щекам (Путин фактически вызвал уважаемого партнера на дуэль, пригласив поговорить по душам, от чего тот, пробормотав что-то невнятное, уклонился). Встреча в итоге все-таки состоялась. И ее результат мы видим в недвусмысленном послании «проекта договора».

Россия перехватила стратегическую инициативу

«Проект договора» – это своего рода «Доктрина Монро» наоборот, согласно которой Америке предлагается не ходить дальше своего американского мира и не экспериментировать более с насаждением «нового порядка» в Европе. Байдену предлагается отказаться от лишних забот, с которыми он явно не справляется. А вместо того взять в руки ведро и швабру и попробовать навести порядок в своем собственном доме, переживающем не лучшие времена (страна стоит на грани гражданской войны). Скажете – всё это абсурдно, невероятно, невозможно? Нет, только так сегодня по-настоящему и возможно. И вообще, это единственное, что по-настоящему еще возможно. А невозможно – что-либо иное.

Почему так? И наконец, каковы же наши аргументы? Это, конечно, прежде всего самые надежные наши союзники – армия и флот. Если же совсем точно – гиперзвуковая ракета «Циркон» («убийца авианосцев», как любовно называют ее на Западе), которая, строго и коротко говоря, делает бессмысленным наличие у США авианосного флота. Удар «Циркона» раскалывает эсминец как орех. Несколько «Цирконов» гарантированно топят авианосец. «Циркон» просто делает свое дело: методично расстреливает огромные неповоротливые авианосцы как консервные банки из револьвера. «Мы не располагаем никакой защитой, которая смогла бы противостоять такому виду оружия», коротко говорит об этом оружии генерал стратегического командования ВС США Джон Хайтен. И в течение 10-15 лет такая защита вряд ли появится. 

Весь уходящий год Россия настойчиво, если не сказать, назойливо, всеми возможными средствами, демонстрировала возможности ракеты, только за одну осень 2021 года произведя несколько пусков этих сверхдорогих (сотни миллионов рублей – запуск) изделий. А праздничная иллюминация сопровождалась красноречивыми намеками на то, что как минимум один раз мы готовы продемонстрировать работу изделия по непосредственной цели. Именно так можно расценить заявление бывшего командующего Северным флотом адмирала Попова, что «Курск» погиб в результате столкновения с американской подводной лодкой-наблюдателем. Такую информацию просто так не сливают. Россия, вероятно, хотела напомнить Америке, что один выстрел остался за нами. 

После обнародования проекта договора возможность нанесения упреждающего удара по объектам НАТО (подобных тем, которые Израиль наносил по Ирану), подтвердил предкомитета Госдумы по обороне, бывший замминистра обороны РФ Андрей Картаполов: «Партнеры должны понимать, что такая вероятность существует, и чем дольше они будут тянуть с рассмотрением наших предложений и переходом к реальной дипломатии и реальным шагам по созданию этих самых гарантий, тем большая вероятность получить такой упреждающий удар». А президент Владимир Путин как минимум трижды подтвердил всю серьезность предложений в адрес США и НАТО – в разговоре с новым канцлером Германии Олафом Шольцем, в разговоре с президентом Франции Эммануэлем Макроном и на расширенном заседании коллегии Минобороны России.

Но на какую реакцию «партнеров» мы рассчитываем? И дойдет ли вообще наш месседж до находящейся в устойчивой деменции американской администрации (самой, по-видимому, провальной за всю историю страны, в которую не верят уже и сами американские СМИ, приведшие ее к власти)? Похоже, вменяемый партнер у Путина все же есть. Это директор ЦРУ Уильям Бёрнс, человек здравомыслящий, занимающий к тому же пост, на котором здравомыслие становится качеством стратегическим: спецслужбы в сегодняшнем мире остаются, возможно, последним адекватным средством коммуникации между странами.

В 2005–2008 годах Бёрнс был послом в России и нашел общий язык с Путиным. Трезвый прагматик, начисто лишенный свойственного американцам мессианского комплекса, Бёрнс последовательно выступал за отказ от продвижения НАТО на восток. В своих мемуарах он с сожалением пишет о том, что США проигнорировали свои обещания. И, что самое главное, Бёрнс способен, кажется, донести свои мысли до верхушки Демпартии. 2 ноября 2021-го Бёрнс приезжал в Москву, встречался с секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым и, вероятно, с президентом Путиным. Итак, что же мы имеем в предварительном итоге?

Россия более не принимает «американский мир»: ему пришел конец – вот истинное сказуемое предлагаемого «проекта», вот его голая суть, которую Путин желает донести до Байдена. Цель этих (самых резких в истории наших отношений) заявлений не в том, конечно, чтобы заставить США немедленно согласиться с ними (на это никто не рассчитывает), цель – в стратегическом перехвате инициативы. И эта цель уже достигнута. Мир до и мир после 17 декабря 2021 года – это совершенно разные миры. До 17 декабря Россия увязала в зыбучих песках безнадежных «минских соглашений», под постоянной угрозой войны, пока США превращают Украину в свой стратегический плацдарм, чтобы в конце концов вынудить Россию к капитуляции. Но 17 декабря 2021 года (официальным лицам США документ был вручен двумя днями раньше) ситуация изменилась – кардинально и бесповоротно.

Путин просто отказался играть в украинскую «пульку» и перевернул карточный стол, за которым тридцать лет велась эта, мягко говоря, не совсем честная игра с Россией. И тем самым вывел наши отношения на совершенно новый геополитический уровень, на совершенно новый масштаб (что наши уважаемые партнеры, кажется, никак не могут осознать – а это и правда непросто).

Русские вообще не большие любители карточных игр, мы много раз бывали чемпионами мира по шахматам. И еще раз готовы сыграть с партнерами в нашу любимую игру. Но – по новым правилам, которые и предлагаются к рассмотрению. Никакие прежние договоры с НАТО и США по вооружениям для России отныне более не действительны. Вся пикантность ситуации, весь тарантиновский поворот сюжета в том, что если до сих пор США держали под прицелом весь мир, то отныне они сами оказываются под прицелом русской военной силы. Означает ли это, что угроза большой войны отодвинулась? Нет. Но это означает, что политическая инициатива отныне переходит к России. Наступает новая эра, приходят новые герои, и новый Данила Багров, поднимая тяжелую руку и глядя в глаза деловому партнеру, снова ласково спрашивает: в чем сила, американец?