Сам факт развития промышленной стройки в России открывает дорогу для широкомасштабного применения цифровых технологий в этой отрасли

С надеждой на ЕРС

Оживление рынка промышленного строительства в России может произойти уже до конца текущего года. Но для этого необходимо выполнения ряда условий – Правительство РФ должно довести до конца комплекс мер по сокращению инвестиционного цикла, а российские инвесторы с помощью отечественных инжиниринговых компаний перейти на новые технологические процессы в реализуемых проектах. Такую точку зрения высказали председатель совета директоров ГК «Смарт Инжинирс» Олег Малахов и председатель совета директоров ГК «Праймкей» Алексей Никитин.

Поскольку данная тема является предметом постоянного обсуждения нашей читательской аудитории, то считаем необходимым процитировать аргументы, высказанные этими экспертами.

А они отмечают, что для компаний, которые смогут адаптироваться к новой реальности, нынешняя непростая ситуация в российской экономике в целом и строительном комплексе, в частности, – это шанс выйти на принципиально новый уровень в своём развитии.

Прошедшее десятилетие стало периодом большой промышленной стройки и развития отрасли промышленного строительства, во многом утраченной после перехода страны на рыночную экономику. После развала СССР единых комплексов практически не осталось, всё было приватизировано по частям, а затем или обанкрочено, распродано, или выродилось в небольшие строительные компании практически с полной потерей прошлых компетенций.

Исключениями из этого списка стали некоторые отрасли, в которых наличие собственных проектно-строительных мощностей было критическим: атомная промышленность, газонефтехимия, металлургия, энергетика. Остальным отраслям повезло меньше, и первый после трансформационных девяностых строительный бум нулевых годов реализовывали уже в большинстве своём иностранные строительные и инжиниринговые компании.

Последующее десятилетие промышленного развития России и приход иностранных инвесторов только укрепили этот тренд. Следует сказать, что иностранные инвесторы работают по отработанной схеме, которая для них наиболее удобна, – своё проектирование, желательно свои строители и консультанты. Именно таким образом в Россию пришли и прочно закрепились иностранные консалтинговые компании в области строительного инжиниринга.

Несмотря на то, что российская отрасль строительного консалтинга активно развивалась, доступ к сложным проектам был всегда ограничен по разным причинам: или там уже были иностранцы, или российский менеджмент принципиально не хотел отечественный консалтинг, порой выбирая более дорогой, красивый, не факт, что технически более грамотный, но всё равно иностранный.

Безусловно, не стоит говорить про весь рынок, на котором кому-то повезло больше, а кому-то меньше, но, в целом, в том, что консалтинговых компетенций в части разнообразия опыта у отечественных компаний меньше, согласятся все участники рынка.

Полный или частичный уход с российского рынка ряда иностранных игроков создаёт «окно возможностей» для отечественных компаний, особенно для тех, которые за последнее время сильно продвинулись в наращивании своих компетенций в реализации промышленных проектов по схеме ЕРС во всех его разнообразных вариациях.

Реальность сегодняшнего дня такова, что отечественный инвестор и отечественные же строительные и инжиниринговые компании остались на рынке наедине друг с другом, и как бы кому-то ни хотелось громких иностранных брендовых имён, брак даже не по любви, а по расчёту всё равно должен состояться.

Работы для обеих сторон предстоит поистине много. Здесь и перенастройка логистики, и поиск и перепроектирование технологических решений с новыми вендорами, и пересмотр графиков производства работ, и создание компетенций по монтажу и пуско-наладке, и пересчёт финансовых моделей. Эту работу предстоит делать вместе, а не так, как было раньше, по принципам «каждый за себя» и «спасение утопающих дело рук самих утопающих». Результаты такой политики, в том числе со стороны заказчика, – сокращение рынка подрядчиков и после этого удивление от констатации того факта, что строить почему-то некому, и нет способности найти подходящую компанию для реализации проекта в диапазоне 1,5-2,5 миллиарда рублей.

Ещё одной важной тенденцией, определяющей текущую ситуацию в строительной отрасли, стало возвращение к формату взаимодействия «заказчик/инвестор – EPC-контрактор». Но связано это не только с тем, что заказчику так проще взаимодействовать с единым ответственным за проект лицом. Количество специалистов, например, технологов, ещё недостаточно для полноценного комплектования и всех проектных команд, и строительных, и снабжающих организаций. Поэтому, оптимизируя свой штат и обеспечивая всю полноту необходимых компетенций, EPC-контрактор имеет возможность выстроить весь процесс создания нового объекта в едином формате с надлежащим контролем выполнения каждого этапа.

Специфика промышленного строительства оказывает существенное влияние на возможность создания высококонкурентного рынка. В стране наблюдается формирование пула узкоспециализированных компаний, работающих в определённых отраслях промышленности (фармацевтика, нефтегазовая промышленность и так далее). Возможно, по мере повышения обеспеченности отраслей молодыми специалистами конкуренция увеличится, но пока такой тенденции нет.

Надежду и веру в то, что всё будет хорошо в российском промышленном строительстве, создают ряд факторов, среди которых повышенное внимание государства к этой проблематике. Ещё более года назад в Минстрое России отмечали:

Доля промышленного строительства в настоящее время составляет 65 процентов от всего строительного рынка России, при этом отрасль переживает обновление и трансформацию. Активное развитие сферы промышленного строительства показало необходимость внедрения новых решений и технологий.

Сам факт развития промышленной стройки в свою очередь не только даёт драйвер к развитию организационно-управленческих технологий в строительной сфере (строительный инжиниринг), но и открывает дорогу для широкомасштабного применения цифровых технологий в строительстве.