Кадровый голод в IT оказался мифом – вакансий во много раз меньше, чем соискателей. Есть риск, что проектировщиков и строителей с BIMом и ТИМом ожидает незавидная участь…

Скрипач не нужен?

Недавно мы рассказывали о результатах исследования, проведённого Национальным объединением организаций в сфере технологий информационного моделирования, которое показало, что строительное сообщество довольно скептически относится к перспективам внедрения этих самых ТИМ. Большинство опрошенных высказались в том ключе, что принудить реальный сектор к цифровизации можно только за счёт директивных требований и различных репрессивных мер. Меньшинство высказалось за то, что для внедрения BIM-ТИМ нужен не кнут, а пряник в виде различных государственных преференций. А кто-то и вовсе предположил, что внедрять модные технологии не помогут никакие меры.

И вот подоспела новая, также неутешительная статистика. На сей раз не в части ожиданий и предположений, а уже непосредственно о требованиях отрасли. Как рассказал директор подразделения методология и стандарты цифрового строительства АО Банк «Дом.РФ» Михаил Косарев, сегодня востребованность профессионалов с «цифровыми» компетенциями составляет всего 10% от представленных на рынке труда. Такая цифра была озвучена на круглом столе о цифровизации строительной отрасли, который прошёл 2 августа.

Статистические данные господа банкиры почерпнули из открытых источников, анализируя список вакансий и резюме, размещённых на портале Head Hanter. Выяснилось, что на главном сайте страны, занимающимся вопросами трудоустройства, выложено более 16-ти тысяч резюме, где используются слова «BIM», «ТИМ», а также названия профильных софтов, таких, как Revit, Renga, nanoCAD и тому подобное. При этом только в 1,4 тысячи вакансий упоминаются эти же словосочетания. То есть, специалистов, умеющих «в цифровизацию», полно, а вот работодателей, где их навыки и знания востребованы, не так уж и много.

Ещё хуже обстоит дело в руководящем звене. На 96 тысяч резюме руководителей среднего и высшего звена всего в 550-ти вакансиях требуются компетенции по ТИМ. Отсюда напрашивается очевидный вывод – руководителю в современной российской стройке разбираться в ТИМ не обязательно. Во всяком случае, такие требования к кандидатам не предъявляют и как конкурентное преимущество не рассматривают.

На это ведомство господина Косарева реагирует в довольно специфическом ключе – а именно, Цифровая академия «Дом.РФ» намерена после 1 октября открыть курс для руководителей с целью разъяснения, что такое ТИМ и почему такие знания становятся всё более востребованными. То есть, представители госкорпорации оптимистично предполагают, что владельцы и топ-менеджеры строительного бизнеса игнорируют ТИМ-специалистов не потому, что для таковых нет работы, а по той причине, что пока ещё не разобрались в пользе и востребованности цифровых веяний.

При этом официальные власти не устают трубить о дефиците подготовленных кадров в области цифрового моделирования. Минстрой России, например, в ходе одного из круглых столов, озвучивал цифру в 300 тысяч человек, которые потребуется обучить в ближайшие три года. На эти цели выделяются колоссальные бюджетные средства, которые с аппетитом осваивают учебные заведения. Последние, в отличие от самих строителей, также включились в работу с большим энтузиазмом и бодро предлагают учебные программы в области информационного моделирования.

Не удивительно, что сами представители сообщества – что действующие специалисты, что будущие, которые пока ещё выбирают профессию инженера-строителя или архитектора – довольно скептически смотрят на бум цифровизации.

Как тут не вспомнить аналогичную кампанию, якобы, с имевшим место дефицитом кадров в IT-сфере. Ещё недавно российский рынок образовательных услуг был буквально наводнён компаниями разного масштаба и добросовестности, которые азартно агитировали всех желающих сменить профессию на программиста, вешая доверчивым гражданам лапшу на уши о кадровом голоде на рынке. На эти же цели были «освоены» миллиарды бюджетных денег, которые пошли на подготовку кадров для цифровой экономики и буквально растворились среди ограниченного пула допущенных к госфинансированию вузов и крупных корпораций дополнительного образования.

Теперь граждане, опрометчиво решившие освоить модную специальность, столкнулись с неприятной реальностью. Кадровый голод в IT оказался мифом, вакансий в десятки и сотни раз меньше, чем количество соискателей.

А недавно уже и крупные СМИ стали признавать, что с цифровые кущи оказались не слишком радостными. Из-за ухода иностранных IT-компаний, а также оптимизации рабочих процессов в банках, в России возник переизбыток IT-специалистов.

Некоторые крупные российские технологические компании, вроде «Лаборатории Касперского», «Яндекса» и Avito высказываются о планах по расширению штатов и повышению зарплат, однако, это, скорее, исключение из правил. Параллельно крупные российские банки, традиционно предлагавшие IT-специалистам много рабочих мест и высокие зарплаты, сейчас сокращают бюджеты на разработку и уменьшают команды.

В малом и среднем бизнесе рынок всё больше испытывает эффект от автоматизации и поглощения мелких разработчиков крупными компаниями. Если в 2000-х годах для создания сайта или интернет-магазина требовался коллектив специалистов, то сейчас его может позволить себе любой человек, воспользовавшись одним из множества удобных сервисов. А многие бизнесмены и вовсе отказываются от собственных сайтов, предпочитая работать в готовых экосисиетмах – соцсетях и маркетплейсах.

Представители кадровых агентств также признают, что дефицит остался только на уровне senior-разработчиков с большим опытом. На остальные позиции работодатели начали постепенно снижать зарплаты одновременно с резким увеличением требований к соискателям. В целом сегодня «айтишники» всё больше напоминают пресловутых «юристов и экономистов», которых массово готовили вузы в 90-х, и которые в дальнейшем пополнили ряды продавцов в мобильных салонах.

Есть ли риск того, что и проектировщиков со строителями с BIMом и ТИМом ожидает подобная участь? Во всяком случае, пока запросы реального рынка и велеречивые рассуждения компаний, которые зарабатывают на цифровизации, существенно расходятся между собой.