Поможет ли введение персональной ответственности ГИПов и ГАПов избежать трагедий, связанных с обрушением зданий из-за некачественного строительства?

СРО – не я, и крыша не моя

СРО – не я, и крыша не моя

СРО – не я, и крыша не моя

В минувшую пятницу, 4 февраля в актовом зале школы в посёлке Ашукино в Пушкинском городском округе Подмосковья обрушилась кровля на площади 700 квадратных метров. По счастливой случайности никто не пострадал. Как сообщают СМИ, предварительная причина обрушения – скопившийся на крыше снег. Организована проверка, которая должна дать оценку действиям или бездействию ответственных должностных лиц. И пока следственные органы решают вопрос о принятии мер прокурорского реагирования, местные жители в соцсетях задаются вопросами – интересно, какая организация по муниципальному контракту занимается обслуживанием и техническим содержанием здания школы?

Возможно, появятся вопросы не только к содержанию такого важного социального объекта, но и к тому, соответствовало ли качество строительных работ современным требованиям безопасности. Ведь это случилось не в какой-нибудь столетней развалюхе, а в пристройке, которой без году неделя. Корпус на 350 учебных мест к старому зданию Ашукинской средней школы пристроили в конце 2020-го. Проект обошёлся в более, чем 620 миллионов рублей, стройку завершили за год. Возводила пристройку компания ООО «СпецМонтажСтрой» по контракту № 1953 от 9 октября 2019 года.

Одна из жительниц посёлка Ашукино, назвавшаяся Ириной, рассказала журналистам, что здание учебного заведения строили недобросовестно, а котельную школы возводили вообще без документов:

Они её стали строить на нашей газовой трубе, рядом с электричеством, а это запрещено. Они хотели ввести теплотрассу здесь, я говорю: «Покажите чертежи!». Чертежей нет, ничего нет…

Ещё раз отметим, что так это или не так – установит следствие. Надеемся, оно будет объективным и беспристрастным. Тем не менее, вопрос о безопасности зданий и сооружений, в том числе, вновь построенных, никуда из повестки дня не исчезает. Да, пик внимания возникает тогда, когда случается какая-нибудь авария или даже трагедия, но совершенно очевидно, что проблема всё ещё есть. И к ней причастно не только государство, но и саморегуляторы.

Именно саморегуляторам были делегированы полномочия, в том числе, задачи по безопасности и качеству строительства. И что же получается, СРО не выполняют свои функции? И, значит, правы все критики Национального реестра специалистов в том, что наличие формальных документов принадлежности к НРС у главных инженеров проектов ничего не гарантирует от слова «вообще»?

Сейчас идут активные разговоры о том, что только персональная ответственность ГИПов и ГАПов сможет кардинальным образом повлиять на улучшение качества строительных процессов. Возможно, это и так. Сегодня специалист НРС, сидящий в стройфирме на окладе, не глядя, подмахивает нужную бумагу о приёмке. А так над ним будет висеть страх персональной кары. В принципе, логично. Хотя это может привести просто к удорожанию услуг тех, от кого требуется подпись. Конечно, степень продажности человека – вещь глубоко индивидуальная, но такие риски, надо признать, всё же имеются.

Эти же претензии можно предъявлять не только к проектировщикам и строителям, но и к представителям экспертизы и строительного надзора. Если отрасли надо саморегулирование, то своё место в этой цепочке ответственности должны занимать и СРО. Вот, допустим, возвращаясь к рухнувшей крыше. Должна ли конкретная СРО, в которой состояли горе-строители, нести ответственность за случивший инцидент? И каким образом. Просто создаётся такое впечатление, что СРОшники всё время стараются действовать по одной схеме – «я не я, и лошадь не моя». В данном случае получается, «и крыша не моя».