Для многих российских стройкомпаний работа на освобождённых территориях станет одним из вариантов продержаться на плаву в сложное время…

Строители и война

Частичная мобилизация, предчувствие которой висело в воздухе, тем не менее, оказалась для большинства жителей страны громом среди ясного неба. Хотя официальные лица стараются успокоить граждан, что речь идёт всего об 1% от мобилизационного резерва, очевидно, что ситуация коснётся всех. У кого-то на фронт поедет друг или родственник, кто-то возьмёт на себя круг обязанностей призванного коллеги на работе. И уж точно российская экономика, и так непросто переживающая санкционную удавку и переход на рельсы военного времени, двукратное увеличение численности бойцов СВО также отреагирует.

Параллельно с мобилизационными мерами Правительство РФ уже начало принимать и финансовые меры, призванные найти новые ресурсы. Так, практически параллельно с новостями о призыве и референдумах промелькнула информация о том, что дополнительные фискальные меры ждут нефтегазовый сектор. И то, что на общем фоне эта новость осталась практически незамеченной, ещё не значит, что она не серьёзна.

 

На сколько дырочек затягивать?

Планируется повысить экспортную пошлину на газ до 50%, ввести пошлину или её аналог для экспорта СПГ, а также повысить цены на газ внутри Российской Федерации и затем изъять эти деньги у газовых компаний через рост НДПИ. Также обсуждается повышение экспортной пошлины на нефть на 2023 год и продление скорректированного демпфера на бензин. По расчётам экономистов, это должно дать для покрытия дефицита бюджета около 1,4 триллиона рублей в следующем году. А всего более 3-х триллионов в 2023-2025 годах.

Промелькнула новость и о том, что с декабря тарифы ЖКХ подорожают на 9%. Понятно, что подорожание энергоносителей и коммуналки автоматически окажется заложенным в себестоимость любой продукции – от ватрушек до многоэтажек – и подстегнёт инфляцию. Но главные опасения связаны даже не с этим обстоятельством. Пока неизвестно, что ждать остальным отраслям, в том числе и строителям.

Не секрет, что экономика у нас сильно зависит от государственных вливаний, не является исключением и строительный комплекс. Государство выступает заказчиком циклопических инфраструктурных проектов, вокруг которых кормятся крупные строительные холдинги и тысячи мелких субподрядчиков, вкладывает средства в маткапиталы, льготные ипотеки, различные социальные выплаты, которые также вливаются щедрым потоком в стройку.

После 24 февраля сего года власти сохранили курс на все программы по развитию строительной отрасли, продлив программы по льготной и дальневосточной ипотеке, даже кое-что добавили, в части инфраструктурной программы. Но эти расчёты делали с иной экономической реальности, когда масштабы СВО ещё были относительно скромными и дать военно-технический ответ на внешнеполитические вопросы предполагалось ограниченным воинским контингентом.

После сентября ситуация поменялась кардинально. Рискнём предположить, что выделять бюджетные денежки будут скупее, а доказывать целесообразность того или иного их вложения станет сложнее. В чём-то пересмотр бюджетной политики назрел давно, вроде, астрономических расходов российской столицы на пресловутое «благоустройство», которое выражается в бесконечной замене зимней плитки на летнюю. Наверное, можно хотя бы временно поставить на паузу строительство новых кольцевых автодорог, сахалинских и якутских мостов, новых станций метрополитена в мегаполисах.

Реальные затраты на военные действия известны ограниченному кругу правительственных экономистов, а потому и размеры предстоящей нам экономии со стороны оценить сложно. На сколько дырочек придётся затягивать ремень, мы узнаем постфактум. В таких условиях любое многолетнее планирование – а в строительстве иного и быть не может! – превращается в головоломную задачу.

 

Стройка на новых рубежах

Другим аспектом проблемы может стать ситуация с кадрами. Многие, кстати, обратили внимание, что дефицит кадров в зоне ведения СВО оказался чем-то похож на аналогичную проблему в строительстве. Даже решать её первоначально пытались похожими способами, начиная от разговоров о привлечении к делу заключённых и кончая слухами о помощи из КНДР.

Параллели не так уж надуманны. Профессия военного и строителя имеют между собой сходство – это тяжёлые, мужские (при всём уважении к нашим замечательным женщинам) и опасные профессии. Конечно, никто не будет сравнивать риск при ведении боевых действий и травмы на стройплощадке. Но, тем менее, факт остаётся фактом – строительство уверенно лидирует в списке самых травмоопасных отраслей. Стройка предъявляет высокие требования к здоровью, силе и выносливости.

Значит ли это что мобилизация может существенно затронуть штаты подрядных компаний? Что многим рабочим придётся сменить спецовку на камуфляж или сварочный аппарат на автомат Калашникова? В Минстрое России в комментарии для прессы скупо ответили, что частичная мобилизация в строительной отрасли будет осуществляться в общем порядке. И добавили, что для ситуаций, когда специалисты определённых строительных профессий будут востребованы для восстановления освобождённых территорий, налаживается механизм их точечного привлечения. Как отмечается в официальном релизе ведомства:

Во взаимодействии с образовательными организациями, а также с коллегами из дружественных стран оперативно решаются точечные запросы на специалистов определённых профессий. Организована работа по переподготовке кадров и повышению квалификации специалистов, что позволяет своевременно осуществлять подготовку работников необходимой профессии и компетенции.

Так что, возможно, для строительных компаний работы на освобождённых территориях станут одним из вариантов продержаться на плаву в сложное время. Тем более, что многие тамошние муниципалитеты и города уже были закреплены за российскими регионами, так сказать, в порядке шефской помощи. А после 30 сентября и вовсе стали нашими!

 

Страшилка для мигранта

И ещё один нюанс. На днях член Совета по правам человека при Президенте России Кирилл Кабанов выступил с инициативой лишать гражданства выходцев из Средней Азии в случае отказа от мобилизации. Для таких граждан, получивших российский паспорт менее 10-ти лет назад, хотят сделать обязательной службу в армии в течение года – в случае отказа их и их семьи могут лишить гражданства.

Изменения могут затронуть бывших граждан Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. В случае, если они откажутся, их и их семьи могут лишить паспорта Российской Федерации. По словам господина Кабанова:

Реализация данной инициативы будет адекватным ответом на официальный запрет со стороны властей вышеназванных стран на участие их граждан в СВО в добровольном порядке, за что им грозит уголовное наказание на родине.

А если учесть роль мигрантов из этих государств в российском строительном бизнесе, то у подрядчиков могут возникнуть новые кадровые проблемы. Когда нынешние работники отправятся в зону военных действий, а поток гостей, желающих перебраться на заработки в Российскую Федерацию, по понятным причинам, резко уменьшится…