Руководство Национального объединения строителей, урезав Аппарат, вынуждено умощнять свои возможности, раздувая комитеты – четыре вместо одного!

Тришкин кафтан по-ностроевски

«Таким же образом, видал я, иногда
Иные господа,
Запутавши дела, их поправляют,
Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют»

Иван Андреевич Крылов,

басня «Тришкин кафтан»

Существует мнение, что всякое сокращение кадров в бюрократической системе в итоге приводит только к росту численности персонала и новому валу бумаги. Сумеет ли НОСТРОЙ доказать или опровергнуть это утверждение?

До сих пор Национальное объединение строителей в процессе своего развития укрупнялось, разрасталось, умощняло штаты и присваивало себе всё новые функции. Параллельно с официальными структурами вокруг офиса на Малой Грузинской нарастали и структуры неофициальные, в виде бесчисленных подрядных фирмочек, адвокатских контор и разработчиков регламентов, которых традиционно нанимали без всяких конкурсных процедур. Неосвояемая и неуменьшаемая смета служила отличной подкормкой для тучного административного организма.

Пожалуй, единственное лихое время пришлось на период президентства Андрея Молчанова, который подошёл к доверенной ему организации с позиций крупного коммерсанта, начав безжалостно избавляться от непрофильных направлений и выгонять на мороз бывалые кадры. Нынешний глава НОСТРОЙ Антон Глушков начал проводить более лояльную политику, возродив или введя новые направления, такие, как например, разработка системы техрегулирования или цифровизация, и начав набирать людей для их реализации.

Так что, когда накануне весеннего Съезда строительных СРО стали появляться сообщения о том, что НОСТРОЙ ждёт массовая чистка с сокращениями, многих представителей сообщества это удивило. Вроде бы, ни финансовые показатели, ни проводимый курс не располагают к тому, чтобы могучее Нацобъединение вдруг начало ужиматься, оптимизироваться и экономить.

Тем не менее, в январе сего года раздавались прогнозы о том, что грядёт большое сокращение штата. Разные источники называли количество от 22-х до 24-х сотрудников, включая тех, кто трудился (или делал вид, что трудится) по договорам ГПХ. Вопрос также давно назревший, поскольку наряду с реальными работниками НОСТРОЙ собрал вокруг себя немало «прилипал», которые получают весьма приличное довольствие, хотя совершенно непонятно, чем эти люди занимаются на рабочем месте.

Но вот Съезд прошёл и организационные процессы, похоже, стали развиваться по привычному сценарию. В ходе заседания Совета Национального объединения, которое состоялось на прошлой неделе, 26 мая господин Глушков выступил с инициативой о создании в Нацобъединении новых комитетов. Антон Николаевич мотивировал это тем, что завершается разработка Стратегии строительной отрасли до 2035 года, в ней определены приоритеты и направления, а Президентом России расставлены свои акценты.

А посему необходимо усиленное внимание уделить жилищному строительству, которое имеет приоритет национального значения. При этом нельзя оставить в стороне вопросы промышленного строительства и имеющее сегодня особое значение производство стройматериалов. В связи с этим один ныне действующий комитет по жилищно-гражданскому, промышленному строительству упраздняется, а вместо него создаются четыре новых:

  1. Комитет по жилищному строительству.
  2. Комитет по промышленному строительству.
  3. Комитет по профессиональной трансформации строительной отрасли.
  4. Комитет по административным процедурам в строительстве.

Таким образом, теперь в НОСТРОЙ будет действовать 10 комитетов различной тематики. Будут пересмотрены и полномочия вице-президентов. Таковых, напомним, с недавних пор три – это Антон Мороз, Александр Ишин и Аркадий Чернецкий. Кто из них за какие направления будет отвечать, пока нет информации. Возможно, какие-то подробности можно будет узнать из традиционно запаздывающего протокола.

Получается тришкин кафтан – урезав Аппарат, ностроевское руководство вынуждено умощнять свои возможности, раздувая комитеты. Но тут возникает два важных момента. Во-первых, комитетчики, в отличие от штатных сотрудников, находятся в совершенно другом качестве. Это независимые представители сообщества, которых нельзя (по крайней мере, в теории) вызвать к себе на ковёр, постучать кулаком по столу и отчитать за безделье. Но при этом расходы на работу комитетов – конференцсвязь, командировки, компенсации – закладывать придётся.

А во-вторых, насколько вообще эффективен формат комитетов? Есть те, которые работают, а есть и те, которые собираются от двух до четырёх раз за год, утверждают повестку, заслушивают отчёты и разбредаются, чтобы ещё несколько месяцев друг друга не видеть. Получается, что по факту их функции так или иначе будет выполнять либо Аппарат, либо нанятые подрядчики.

Что же, поживём-увидим, насколько успешной будет деятельность четырёх новых комитетов. Особенно интересно узнать, что понимает ностроевское начальство под «профессиональной трансформацией отрасли» и какие «административные процедуры» планируется разрабатывать в ходе заседаний. Ясно только, что пока говорить о каком-то радикальном сокращении в НОСТРОЙ не приходится.