Газопровод «Северный поток – 2» продолжает расстраивать страны Прибалтики. На этот раз звучат не только привычные речи об «орудии российской агрессии», но и парадоксальные сожаления. И прежде всего – об упущенной выгоде, миллионах евро, которые «Северный поток – 2» мог бы принести соседям России, а вместо этого принес одни разочарования.

Сейчас, когда «Северный поток – 2» (Nord Stream 2) уже почти доделан, среди некоторых соседей России крепнет досада – из-за того, что они задаром упустили выгодный куш. Влиятельный эстонский медиамагнат – член правления концерна Ekspress Grupp Ханс Х. Луйк написал в Facebook, что государства Прибалтики всячески противились «Северному потоку – 2» и не получили в итоге от этого проекта ни цента, хотя могли.

«Никто никому ничего не должен»

Эстонский магнат напоминает, что страны Прибалтики, яростно воспротивившиеся «Северному потоку – 2» по идейным соображениям, упустили возможность заработать на его строительстве – так, как это сделала Финляндия. «Мы сражались против Nord Stream самоотверженно. Эстония не пожелала получить ни гроша даже со строительства этого масштабного проекта (Финляндия в то же время неплохо заработала). Эстонская академия наук еще в 2007 году категорически выступала против Nord Stream. Ученые говорили об опасности гигантского взрыва. Байден же прибыл с другого континента и «дал разрешение» независимому государству Германии заключить сделку с русскими. Позиция Европейского союза в этом вопросе больше ничего не значит», – сетует Ханс Х. Луйк.

Действительно, несть числа гневным заявлениям, что за минувшие годы понаделали политики стран Прибалтики, требуя остановить «Северный поток – 2», это «орудие кремлевской агрессии». Один из последних по времени массированных залпов в данном направлении был сделан минувшей весной, когда председатели парламентских комиссий Литвы, Латвии и Эстонии по иностранным делам отправили письмо американским коллегам.

В своем послании прибалтийские депутаты подчеркивали: «Если проект будет завершен, то Россия в очередной раз докажет, что нет необходимости придерживаться принципов и ценностей западного мира, что эти принципы и ценности можно продать за деньги… Мы вместе должны противостоять попыткам России удержать восточноевропейские государства в своей сфере интересов…».

Сейчас, когда президент США Байден дал понять, что США больше не будут оказывать существенных препятствий строительству газопровода, во властных коридорах стран Прибалтики царит когнитивный диссонанс. Там чувствуют себя преданными и оскорбленными в лучших чувствах. Зато подняли голову прагматики от бизнеса, напомнившие, как несколько лет назад они предлагали, отставив в сторону идеологию, нажиться на «Северном потоке – 2». Так, четыре года назад латвийские компании Noord Natie Ventspils Terminals и Baltijas ekspresis даже обратились к государству с просьбой компенсировать недополученные доходы в размере 8,3 млн евро, которые эти предприятия могли бы получить при участии в «Северном потоке – 2».

Поступившее тогда от строителей газопровода предложение предусматривало, что порт Вентспилс мог бы принимать необходимые для проекта трубы, хранить их на своих площадках и доставлять на место прокладки в море. Более того, инвесторы предлагали вложить в порт 14 млн евро, построив дополнительные грузовые площадки, которые затем были бы переданы Вентспилсу. Всего, по подсчетам портового управления, в результате участия в проекте экономика Латвии получила бы 25 млн евро.

Однако латвийское правительство разразилось тогда громогласными заявлениями об опасности «Северного потока – 2» для всего западного сообщества, после чего предложение было отозвано. Вот тогда-то возмущенные бизнесмены, лишившиеся хорошего заработка, и потребовали от властей компенсации. Но в правительстве недовольным продемонстрировали известную фигуру из трех пальцев.

Тогдашний премьер-министр Марис Кучинскис решительно заявил: «Латвийское государство никому ничего не должно за проект Nord Stream 2». А пресс-секретарь премьер-министра Андрейс Вайварс дополнительно подтвердил для особо непонятливых, что, дескать, ни государство, ни правительство никому ничего в связи с этим вопросом возмещать не станут.

Тогдашний президент Латвии Раймонд Вейонис тоже сказал, что «правительство – не тот адресат, к кому надо обращаться с просьбой компенсировать убытки от несуществующего бизнеса».

Правда, Вейонис поступил чуть тоньше. Он отметил, что правительство никаких официальных решений в отношении Nord Stream 2 и хранения в Латвии труб для газопровода не принимало, поэтому от кабмина нельзя требовать компенсировать то, к чему он не имел отношения.

«Окончательное решение о том, что трубы не будут размещаться здесь, принимало само руководство Nord Stream 2. Поэтому предприятиям следует обратиться к руководству проекта», – так президент «перевел стрелки».

Принцип нам дороже денег

Однако отказ строителей «Северного потока – 2» иметь с Латвией какие-либо дела вполне объясним – на фоне той риторики, что раздавалась из уст латвийских властей. Так, по мнению министра иностранных дел Латвии Эдгара Ринкевича, поддержка данного проекта является угрозой для безопасности государства и не соответствует его экономическим интересам. Более того, по словам Ринкевича, использование территории Латвии для строительства газопровода могло использоваться как «прикрытие для разведывательной активности российских спецслужб». Глава МИДа недвусмысленно заявил: «Правительство Латвии против проекта Nord Stream 2. Потому что его государственная поддержка откровенно противоречила бы основным принципам нашей внешней политики, направленной на сотрудничество со странами ЕС и НАТО».

Со своей стороны, депутат Европарламента от Латвии Кришьянис Кариньш (ныне премьер-министр страны) в 2017-м милостиво допускал, что некоторые местные предприниматели могли бы заработать на «Северном потоке». Но при этом, по мнению Кариньша, газопровод якобы ослабит энергетическую и геополитическую безопасность латвийского государства, а потому нужно вставлять палки в колеса проекту. «Если порты Швеции, Дании, Финляндии, Эстонии, Литвы и Латвии отказываются от предложения о сотрудничестве, проект становится все дороже и неинтереснее. Поэтому противиться ему нужно всеми способами, не позволяя усиливать зависимость Европы от Москвы», – советовал Кариньш.

В свою очередь мэр Вентспилса Айвар Лембергс не мог скрыть досаду и прямо заявил, что Рига отказалась от участия в проекте, повинуясь Польше.

По его мнению, тогдашний латвийский министр экономики Арвил Ашераденс («Единство») предал национальные интересы. «К сожалению, получается, что Ашераденс работает в национальных интересах не Латвии, а Польши, Украины, Белоруссии, Словакии, Чехии и других стран. Он пытается максимально навредить стратегическому партнеру Латвии – Германии, являющейся страной НАТО и сердцем Евросоюза. Nord Stream 2 – это вопрос, прямо касающийся энергобезопасности Германии, в дальнейшем планируется постройка портов на территории Великобритании, также партнера Латвии. Конечно, названные мною страны заботятся о своих экономических интересах. Если они заплатят нам компенсацию, то я понимаю, а просто отказываться за красивые глаза – это близоруко. Это грубое предательство национальных интересов Латвийской Республики», – сказал Лембергс.

У мэра, по его словам, некоторое время теплилась надежда, что несмотря на правительственную риторику какие-то частные компании из Вентспилса все же смогут поучаствовать в проекте. Но строители газопровода заявили, что не хотят ничего делать «с черного хода», будут уважать волю правительства Латвии, а значит, обойдутся без ее участия. «Надеюсь, поляки, украинцы, чехи и словаки заплатят Латвии. Общий ущерб для народного хозяйства Латвии составит примерно 100 млн евро», – утверждал взбешенный мэр.

Негодовала и глава Балтийской ассоциации транспорта и логистики Инга Антане. «Нам, транзитным предприятиям Вентспилса, совершенно непонятна аргументация заявлений правительства о том, что ни Латвия, ни Вентспилс не могут участвовать в проекте «Северный поток – 2». Почему мы не имеем на это права, если в проекте участвуют четыре морских порта стран ЕС? Ведь в этот проект вовлечены такие страны, как Дания, Финляндия, Швеция и Германия. Кроме того, в этом проекте задействованы не только европейские порты, но и многие компании из ЕС, которые финансируют этот проект. Вентспилс мог быть пятым портом страны ЕС, но нам четко ответили, что нет, нам нельзя…» – горько сетовала глава ассоциации.

Антане напомнила, что участие в «Северном потоке – 2» Латвии предложили немцы, которые хотели хранить в Вентспилсе трубы, привезенные из Германии. «И что в итоге? Мы не можем заработать на этом проекте. Причем толком никто не смог объяснить – почему не можем. Молчание и отсутствие нормальной аргументации порождают разные интерпретации… Я считаю, что «Северный поток – 2» для нас стал бы отличной возможностью заработать, особенно в период падения объемов перевалки грузов. Транзитные компании подготовили запрос о компенсации правительству на сумму 7 млн евро – и это только те предприятия, которые входят в нашу ассоциацию. Это наша неполученная прибыль. И это еще не считая железнодорожных перевозчиков, которые также могли бы заработать деньги на проекте», – убеждала Инга Антане.

Но к ней, разумеется, не прислушались – ведь в Латвии правит не «рука рынка», а идеология.

Дважды на одни и те же грабли

Столь же яростно противились «Северному потоку – 2» и в Эстонии. Вот образчик речей эстонских политиков на эту тему. «История показала, что Россия использует экспорт своей энергии в качестве механизма давления на соседние государства. Газопровод усилит энергетическую зависимость Европы, что, в свою очередь, ослабит сопротивление Европы злонамеренным попыткам влияния», – заявил глава международной комиссии Рийгикогу (парламента Эстонии) Марко Михкельсон.

Не сказать, однако, что в эстонской власти царило по этому вопросу полное единомыслие. В августе прошлого года бывший эстонский министр экономики и инфраструктуры, а ныне еврокомиссар по энергетике Кадри Симсон осмелилась даже публично сказать, что угроза США ввести новые санкции против европейских компаний, участвующих в реализации Nord Stream 2, является нарушением международного права. В интервью немецкому деловому изданию Handelsblatt Симсон отметила, что Евросоюз не признает принимаемых третьими странами ограничительных мер в отношении европейских компаний – в том случае, если последние соблюдают законы ЕС. «Вся деятельность, которая соответствует законам ЕС и международному праву, и которую ведут европейские предприятия, законна. Поэтому введение санкций на эту деятельность является cомнительным», – сказала Симсон.

За такие слова ее начали яростно клевать – и вскоре комментарий Симсон из материала Handelsblatt таинственным образом исчез.

Сама она, поняв, что «ляпнула лишнее», от своих слов открестилась. Стала уверять, что не давала интервью Handelsblatt и ничего такого про американские санкции против европейских компаний не говорила. На «подстраховку» своей коллеги по Центристской партии пришел тогдашний глава правительства Эстонии Юри Ратас. «Эстония не поддерживала ни строительство первого «Северного потока», ни «Северного потока – 2». Такова по-прежнему наша позиция», – подчеркнул Ратас.

Однако голос недовольства со стороны эстонских прагматиков было не заглушить. Так, экс-министр транспорта и связи Эстонии Райво Варе жаловался, что позиция официального Таллина по «Северному потоку – 2» лишила государство дополнительных доходов от обслуживания проекта через порт Силламяэ. «В этом плане Эстония потеряла хорошую возможность. Потому что первоначально предполагалось, что все строительство будет обслуживаться через порт Силламяэ. Но ввиду политической обстановки это все перекочевало в Финляндию. Там, конечно, они получают какие-то деньги за хранение труб, простой судов и так далее. Это хорошие деньги для портов и для экономики. Я знаю, что собственники порта Силламяэ, безусловно, лоббировали эту тему, но я так понимаю, что неудачно», – говорил Варе.

Тут, кстати, Эстония вторично наступила на одни и те же грабли: точно такая же история в свое время разыгралась и с первым «Северным потоком». «Сколько потеряли мы от того, что Nord Stream ушел со своим терминалом и трубным заводом к конкуренту – порту Котка-Хамина?! Пять лет назад мы подсчитали, что согласно готовившемуся тогда, в начале 2007 года, договору, могли бы за пять лет строительства первых двух веток заработать примерно миллиард крон, или около 70 миллионов евро», – говорил в 2012 году коммерческий директор порта Силламяэ Андрей Биров.

По его словам, порт мог заработать на аренде территории с правом на застройку под терминал и завод, на портовых, стивидорных, грузовых, навигационных и железнодорожных сборах и тарифах – что создало бы новые рабочие места, выгоду государству в виде налогов и т. д. Биров добавлял к этому, что завод и терминал «Северного потока» были бы построены в Силламяэ и продолжали бы работать, в том числе участвовать в строительстве третьей и четвертой ветки потока, а в дальнейшем наращивали бы экспорт.

И самое главное, у Эстонии появилась бы возможность участвовать в других крупномасштабных проектах, которые планировались между ЕС и РФ в сфере жидких углеводородов, энергетики, транспорта, транзита и логистики. Тогда Эстония эту возможность упустила, но спустя несколько лет у нее появился шанс исправить свою ошибку. Однако история показала, что для руководства стран Прибалтики гораздо важнее попытаться навредить России, чем дать собственным гражданам заработать на бизнесе с нашей страной.