Представители ЕС полны бурного негодования в связи с тем, что Венгрия, как и планировалось, приняла закон, запрещающий ЛГБТ-пропаганду, рассчитанную на детей. Новый закон говорит о том, что «порнография и контент, изображающий сексуальность или пропагандирующий отклонение от гендерной идентичности, изменение пола и гомосексуализм», не должны быть доступны лицам моложе 18 лет.

Реакция официального ЕС не заставила себя ждать. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, например, припугнула: «Если Венгрия не исправит ситуацию, Еврокомиссия задействует доступные ей средства для защиты принципов и основополагающих договоренностей». Как сообщает канал «Евроньюс», «14 стран ЕС уже выступили с жестким осуждением документа, протесты проходят и в самой Венгрии». Венгерские же власти настаивают на том, что Венгрия – суверенная страна, и они не пустят ЛГБТ-активистов в свои детские сады и школы.

Конфликт вызывает в памяти сцену из детского стихотворения про Тараканище – ЕС говорит: «Принесите мне, венгры, ваших детушек, я сегодня их за ужином сексуально просвещу», венгры же, ломая сценарий, отвечают отрицательно и даже несколько грубо. Можно вспомнить реакцию на аналогичный российский закон 2013 года – однако стоит отметить и разницу. Конечно, Россия – не член ЕС, и наш закон не был бунтом на корабле. Но что, наверное, важнее – за прошедшие восемь лет многое изменилось.

Идеологические требования ЕС стали намного более жесткими. Сама ЛГБТ-идеология, с одной стороны, достигла неслыханной ранее власти, с другой – поразительных высот абсурда. В то же время накопились данные, которые позволяют оценить ее основательность с чисто научных, эмпирических позиций.

Когда в 2013 году украинцы собрались на Майдан – ради даже не членства в ЕС, а хотя бы договора об ассоциации – Евросоюз официально заявлял, что «не требует от Украины узаконить однополые браки». Как сообщала пресс-служба представительства ЕС на Украине, «Евросоюз не устанавливает законы в отношении семьи и не вмешивается в вопросы морали. Это остается вопросом национальных правительств». Представители религиозных общин, поддержавших Майдан (а это были практически все, кроме Украинской православной церкви Московского патриархата), охотно подхватывали эти уверения, говоря, что в ЕС вполне можно рваться, будучи сторонниками консервативных семейных ценностей.

Венгрия стала островом здравого смысла

Однако в 2021-м именно вопросы продвижения ЛГБТ и «вмешательства в вопросы морали» оказались для ЕС в числе «основополагающих принципов». Это никак нельзя назвать страшным вероломством – в 2013 году тенденция была уже вполне понятна, а уверения в «невмешательстве» могли обманывать только тех, кто и сам обманываться рад. Но нельзя не отметить, что идеологические требования стали намного более безапелляционными и жесткими.

Более того, с 2013 года, когда был принят российский закон, сама идеология претерпела заметное развитие. Тогда сторонники ограничения ЛГБТ-пропаганды обращали внимание на то, что ВИЧ и другие болезни, передаваемые половым путем, распространяются в среде мужчин, вступающих в контакты с другими мужчинами, в десятки раз интенсивнее (именно не на «десятки процентов», а в «десятки раз»). Конечно, на это отвечали, что людей надо просто научить предохраняться. Но на такое обучение уже были десятки лет – с первой вспышки СПИДа в конце 1970-х прошло уже полвека, два поколения, и за это время ситуация не изменилась. Вовлекать подростка в такой образ жизни – значит, подвергать его несомненной физической опасности. Внушать ему, что такой образ жизни нормален – значит, говорить неправду. Если бы речь шла о любом другом поведении, связанном с такими рисками, никто не счел бы его «нормальным». Власти повсеместно ограничивают рекламу (и продажу) алкоголя и табака, потому что потребление того и другого статистически связано с рисками для здоровья. Те же соображения побуждают и ограничивать рекламу образа жизни, рискованность которого твердо установлена.

Но с тех пор, как был принят российский закон, ситуация существенно ухудшилась. Во-первых, чрезвычайно усилилась буква Т в аббревиатуре ЛГБТ – трансгендеризм. Некоторые дети проявляют склонность отождествлять себя с противоположным полом – и, по данным ученых, в абсолютном большинстве случаев это проходит к подростковому возрасту. Увы, но в ряде западных стран ребенка, который проявляет малейшие признаки интереса к одежде или игрушкам противоположного пола, объявляют трансгендером, «родившимся в неправильном теле», и начинают готовить к «переходу»: воспитывают как ребенка другого пола, называют другим именем и, когда он становится чуть старше, начинают пичкать так называемыми puberty blockers – тяжелыми гормональными препаратами с массой побочек, которые блокируют нормальный процесс полового созревания, чтобы когда ему (или ей) исполнится 18 (прогрессивные активисты постоянно бьются за снижение этого возраста), отрезать гениталии (или, соответственно, грудь), оставив человека навсегда искалеченным и неспособным к супружеству и чадородию. Это, несомненно, является причинением тяжкого вреда здоровью – и желание венгерских законодателей защитить от этого детей своей страны совершенно понятно.

Во-вторых, за прошедшие годы продолжали накапливаться данные, свидетельствующие о ложности самых основополагающих представлений ЛГБТ-идеологии. Ее фундаментом было (и остается) представление о том, что «сексуальные меньшинства» подобны расовым – они «такими родились», born this way, это такая же врожденная и неизменная особенность человека, как цвет глаз или кожи. Пропаганда гомосексуальности (или трансгендеризма) в рамках таких представлений – такой же абсурд, как «пропаганда темнокожести». Человек не может изменить свои врожденные особенности под влиянием пропаганды. Это представление – сексуальные особенности аналогичны расовым, они врожденны и неизменны – лежит в основании как ЛГБТ-пропаганды, так и политического активизма. Оно с самого начала было ни на чем не основанным – а теперь его ложность установлена самым исчерпывающим образом.

Многолетние поиски «гей-гена» закончились признанием того, что такого гена не существует. Сексуальные предпочтения не аналогичны цвету глаз или кожи – они не детерменированы генетически. Очевидное предположение – на поведение и самоидентификацию людей оказывают влияние мода и пропаганда – за последние годы нашло подтверждение в статистических данных. В ряде западных стран отмечается рост числа людей, отождествляющих себя как ЛГБТ – причем чем люди моложе, тем рост заметнее. Особенно поразительны данные шведских медиков – за период с 2008 по 2018 год количество девочек в возрасте 12-18 лет, которые считают себя «трансгендерными юношами», выросло на 1500%. Такой взрывной рост не может быть вызван генетической аномалией или биологическими факторами – это явный результат моды и пропаганды. Тезис, что мы имеем дело с ростом открытости, и по мере либерализации общества люди, которые раньше скрывали свою «трансгендерную идентичность» просто набрались смелости сообщить о ней, выглядит издевательством над здравым смыслом – если раньше все эти люди маскировались настолько хорошо, что вырастали в мире со своим телом, вступали в брак, производили на свет детей – то на каком основании мы вообще могли бы им приписывать подобную «идентичность»?
В самом деле, окажись эти шведские (а также британские и американские) девочки в менее «прогрессивном» обществе, абсолютное большинство из них и выросли бы девушками и женщинами, счастливыми женами и матерями – и никто не травил бы их гормонами и не отрезал бы им грудь.

Справедливости ради отметим, что шведские медики, приняв во внимание такие данные, решили отказаться от так называемого голландского протокола и больше не кормят бедных девочек тяжелыми гормонами, обоснованно полагая, что в этом случае более уместна помощь психолога или психиатра.

Но факт – твердо установленный факт – состоит в том, что пропаганда и мода оказывают заметное влияние на рост расстройств полового влечения и идентичности. Запретить такую пропаганду – даже не вопрос духовных ценностей. Это вопрос предотвращения несомненного физического вреда, который детям наносят фанатичные адепты очевидно ложной идеологии. Если ЕС считает эту идеологию обязательной – что же, ХХ век знал массовые идеологические сумасшествия и похуже. Долг честных и ответственных государственных мужей – защитить детей от такого зла. Это уже давно сделали наши, российские законодатели – а теперь мы можем поздравить и венгров с победой здравого смысла.