Европейские руководители, конечно, ведут себя поразительно. Как с точки зрения понимания реальности, так и по степени лицемерия. В Брюсселе заявляют, что «Россия взяла курс на конфронтацию с Евросоюзом». Что Россия – «опасный сосед», которому надо «противодействовать». В нас долгие годы ищут «угрозу», а в наших действиях видят «агрессию». И активно противодействуют всем этим продуктам собственного воображения. А потом еще удивляются – а что ж это в России к Европе все хуже относятся? Почему все меньше россиян считают себя европейцами?

А между тем, именно в стране – члене Евросоюза содержатся политические заключенные из числа граждан России. Российских граждан бросают в тюрьму по закону, принятому задним числом – через десятилетия после событий, ставших фабулой обвинения. А потом, после уже отбытого срока – добавляют за то же самое новый!

Речь идет о Литве и о деле полковника запаса российской армии Юрия Меля. Не единственный, но едва ли не самый яркий пример того, как Европа переворачивает с ног на голову исторические события. Попирает важнейшие принципы юриспруденции. И вместе с ними – извращает логику отношений между Москвой и Брюсселем.

Напомним суть дела – для тех, кто не застал трагедию распада СССР. В январе 1991 года советский офицер Юрий Мель был молодым лейтенантом, командиром танка. Никакой независимой Литвы не существовало, существовала Литовская ССР. Был еще великий, но уже надломленный Советский Союз – и государственный переворот, организованный вооруженными сепаратистами в одной из его республик.

Для противодействия захвату вильнюсской телебашни экипаж Меля в числе прочих подразделений был поднят по тревоге. И во время этих событий выполнял законные приказы своих военных руководителей. Защищал конституционный строй своей Родины. В полном соответствии с советским законодательством. Никого не убил и даже не ранил. Стрелял – но только холостыми.

Вместо благодарности нам наносят ущерб

Да, в ту ночь в Вильнюсе были погибшие. И первым из них стал офицер спецподразделения КГБ СССР «Альфа» Виктор Шатских, которому в шею попала пуля, выпущенная до сих пор не установленным стрелком. Как позже выяснилось, многие гражданские лица погибли от рук провокаторов (утверждать такое в Литве сегодня является уголовным преступлением). А обвинения в адрес советских солдат оказались фальсификацией. На которой Литва построила один из своих главных государственных мифов.

Прошло много лет. Литва вступила в НАТО и Евросоюз. К власти в этой стране пришли люди, страстно желающие унизить Россию и ее граждан. Требовать от России компенсаций за «советскую оккупацию». Мыслящие в логике противостояния, а не сотрудничества.

В этой логике в 2011 году (спустя двадцать лет после января 1991-го!) Литвой и был принят закон, по которому в 2014-м в стране сначала задержали, а потом и осудили гражданина России Юрия Меля. Его приговор – семь лет заключения – закончился еще в начале марта. Но буквально на днях литовский суд добавил Мелю еще три года тюрьмы.

За что, как вы думаете? За сговор обычного лейтенанта советской армии – с министром обороны СССР! «Откровенное издевательство над ни в чем не повинным человеком», «вопиющие нарушения как международного, так и литовского законодательства» – так оценивает происходящее российское посольство в Литве.

Во всем этом фарсе есть ряд отчетливо символичных моментов.

В 2014 году Литва задержала Юрия Меля буквально в нескольких сотнях метров от того самого места, где двести с лишним лет тому назад русский император Александр I подписал с Наполеоном Тильзитский мир.

Более того. Меля задержали на территории, которую Советский Союз по итогам Потсдамской конференции получил как военный трофей за свои потери во Второй мировой войне. Территория эта называлась Мемельский край и входила в состав Восточной Пруссии. По неведомому капризу высших советских властей Мемельский край после войны стал частью не Калининградской области, а Литовской Советской Социалистической Республики (документов об этом, кстати, не сохранилось). И частью независимой Литвы после распада СССР. Иначе говоря, эта земля – часть тех самых, по выражению президента Путина, щедрых подарков русского народа, сделанных нами своим соседям.

В свое время Россия искренне надеялась наладить добрососедские отношения со всеми странами, образовавшимися после распада советского государства. В том числе прибалтийскими. У нас были иллюзии, что с этими людьми можно даже дружить.

С Литвой, например, не без труда, но был ратифицирован договор о границе, в котором Вильнюсу были сделаны большие уступки. Активно велась торговля. Российский транзит поддерживал благосостояние литовских портов. Российские города ухаживали за стоящими там памятниками литовским поэтам. Литовские режиссеры стали украшением русских театров. В соседнем с Литвой Калининграде была расформирована стотысячная военная группировка, выведены сотни танков и самолетов. Россия искала спокойного и взаимовыгодного существования со всеми соседями.

Что увидели мы в ответ?

Мирные намерения России были расценены как проявление слабости. Страны Прибалтики вооружаются и готовятся Западом как плацдарм для нападения на Россию. Зашкаливает русофобская риторика и беспочвенные обвинения. Уничтожаются все следы присутствия русской культуры и русского языка, сносятся памятники советским солдатам.

Складывается впечатление, что власти Литвы восприняли подарок русского народа как должное. И вместо благодарности нам пытаются нанести ущерб. А Евросоюз в лучшем случае игнорирует происходящее, в худшем же – прикрывает. Видимо, так Брюссель в рамках своей идеологии понимает интересы ЕС – и национальные интересы Литвы.

Одна из составляющих нашей идеологии – национальные интересы России. Которые наша страна будет отстаивать всеми доступными способами. Мы желаем Юрию Мелю стойкости, мужества и терпения. Мы будем во что бы то ни стало бороться за его освобождение. Мы должны защищать наших граждан от неправосудного обвинения, где бы они ни находились. И для защиты наших граждан должны быть приняты меры, максимально чувствительные для тех стран, которые к нам столь враждебно относятся. Не как во времена событий в Эстонии, когда в ответ на снос Бронзового солдата звучали призывы отказаться от эстонских шпрот. Должно быть что-то более весомое и серьезное.

Думается, заявление российского МИДа о том, что «решение суда Литвы в отношении россиянина Меля не останется без последствий», стоит понимать именно в этом ключе. Скоро мы увидим эти последствия.