Невзирая на все попытки партии и правительства навести порядок в госзаказе и подрядах, проворовавшиеся чиновники и бизнесмены продолжают оставаться героями новостей

Всё, что плохо лежит

В Петрозаводском суде на днях началось рассмотрение дела в отношении Алексея Кайдалова, бывшего министра транспорта и связи Карелии. Экс-чиновника обвиняют в не совсем честной организации конкурсов при реконструкции бесовецкого аэропорта. Ранее по этому делу проходил заместитель генерального директора аэропорта Игорь Волчек, который уже получил четыре года колонии.

 

Деньги из воздуха

Суд над господином Кайдаловым долго откладывался. По версии адвокатов Алексея Анатольевича, для того, чтобы дело рассматривалось беспристрастно и не было ангажированным, необходимо перенести слушание в Петербург. Да и вообще, экс-министр, мол, пал жертвой оговора и кампанейщины, а правоохранительные органы ведут себя небеспристрастно. Помимо этого, юристы подозреваемого пытались на заседаниях суда запретить фото- и видеосъёмку, чтобы охочие до сенсаций журналисты не порочили честного имя ни в чём не виноватого человека.

Однако следствие считает иначе. По представленной версии, господа Кайдалов и Волчек заработали на двух контрактах. Первым стал большой контракт на строительство объектов на территории гражданского сектора аэропорта «Петрозаводск». Стоимость работ оценивалась в 819 миллионов рублей, которые подрядчик ООО «АСГК» – должен был получить в течение двух лет. При этом, по оценкам следствия, в три миллиона руководителю предприятия обошлись услуги по «содействию и устранению возникающих препятствий при выполнении контракта, а также гарантированное финансирование и приёмку выполненных работ». Надо ли это понимать так, что в случае отказа, такого рода препятствия гарантированно возникали у строителей? По всей видимости, так.

Как рассказал государственный обвинитель, обвиняемые успели получить первую часть взятки – один миллион рублей. Деньги в Санкт-Петербурге возле станции «Пионерская» министр из этой суммы получил 500 тысяч рублей, утверждает следствие.

Вторым объектом стало строительство площадки для спецтранспорта – уже на куда более скромную сумму в 11 миллионов рублей. Здесь взятку в размере полутора миллионов рублей планировалось попросить за гарантированную победу на аукционе. Переговоры прошли с руководителем питерской строительной компании «Петроград» Сергеем Фурсовым. Господин Волчек предложил предпринимателю поучаствовать в аукционе на строительство площадки, обещал победу и дальнейшее содействие. После определённых манипуляций с условиями торгов, ООО «Петроград» смог выступить в качестве единственного участника и получить контракт.

В начале 2020 года, как утверждает сторона обвинения, Сергей Фурсов передал 800 тысяч рублей Игорю Волчеку. Вскоре последний, по версии следствия, вручил региональному министру причитающуюся ему долю. При этой процедуре их и задержали. Теперь Алексею Кайдалову грозит до 15-ти лет лишения свободы. Руководивший СК «Петроград» Сергей Фурсов умер в прошлом году из-за проблем с сердцем…

 

Нацпроекты и нацворы

Вот и столь лелеемые федеральным центром национальные проекты становятся пристанищем для казнокрадов и жуликов. Что и понятно: где есть крупное и стабильное финансирование, там будут и попытки это финансирование освоить в собственный карман.

Недавно органы прокуратуры отчитались о сопровождении реализации нацпроектов, которое проводится по поручению Генерального прокурора РФ Игоря Краснова. Результаты не радуют: в первом полугодии 2021 года прокурорами пресечено свыше 30,9 тысячи нарушений при реализации национальных проектов, внесено около 19-ти тысяч актов реагирования, инициировано привлечение к дисциплинарной и административной ответственности более 8,5 тысячи лиц, возбуждено 382 уголовных дела.

По предоставленным Росфинмониторингом материалам, прокуроры предотвратили хищение более 378,3 миллиона рублей, в федеральный бюджет возмещено более 272,3 миллиона. Было возбуждено 14 уголовных дел, выявлен сговор участников торговых процедур на сумму 247,9 миллиона рублей.

География коррупции и казнокрадства охватывает практически все регионы. Например, в Еврейской автономной области и Орловской областях были выявлены не исполненные мероприятий по строительству и реконструкции вертолётных площадок в рамках федерального проекта «Развитие системы оказания первичной медико-санитарной помощи» (нацпроект «Здравоохранение»). В Республике Саха (Якутия), Удмуртской Республике, Тамбовской области только после вмешательства прокуроров завершено строительство ряда социальных объектов. В Чукотском автономном округе по результатам работы прокуроров выделено более 200 миллионов рублей на ремонт автодорог городского округа Анадырь, которые не были своевременно включены в план мероприятий по реализации нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги».

В республиках Башкортостан, Хакасия, Орловской, Саратовской областях и других регионах по материалам органов прокуратуры возбуждены уголовные дела о хищениях бюджетных средств в сумме, превышающей 440 миллионов рублей. Воры запустили пятерню в нацпроекты «БКАД», «Демография», «Жильё и городская среда», «Здравоохранение», «Культура», «Образование», «Экология».

 

Когда они остановятся?

Большинство материалов уголовных дел, которые доходят до широкой общественности, вызывают искреннее недоумение. Почему эти люди так делают? Почему региональный министр, обеспеченный человек в годах, который имеет стабильную и хорошо оплачиваемую должность на госслужбе, социальный пакет, который и не снится большинству россиян, отличные перспективы дальнейшей работы и карьеры, рискует всем ради разовой взятки в полмиллиона. Которую ещё нужно будет поделить с подельниками. Почему человек ставит на кон всю свою предыдущую жизнь, годы учёбы, работы, непростого карьерного роста, идёт на вполне реальную возможность получить тюремный срок? Как ни крути, чиновники уровня глав региональных министерств уж никак не могут быть отнесены к малоимущим, которых нужда толкает на кражу корки хлеба.

Тем не менее, как показала практика, чиновники, какие бы оклады и льготы им ни выдавались, продолжают воровать, примерно так же, как раскормленная домашняя кошка, вырвавшись на улицу, бежит к помойке, чтобы с довольным урчанием поедать там какую-то гадость. Точно так же, как и вторая сторона, представители бизнеса, привычно решают любые сложные вопросы с помощью предложения взяток.

Как показывает опыт наших соседей, не помогает даже радикальное ужесточение наказаний. Расстрелы мэров, губернаторов, партийных чиновников в Китае проходят с завидной регулярностью, однако количество подлежащих расстрелу взяточников и казнокрадов меньше не становится.

И даже в благословенном СССР, невзирая на все моральные кодексы и товарищеские суды, воровство было излюбленным общим занятием. Честные труженики тащили с родного завода всё, что не приколочено гвоздями к полу, а партийные руководители, как только появилась возможность, потащили и сами заводы.

Остаётся только сделать вывод, что тяга к расхищению доверенного имущества составляет какую-то патологическую черту человеческой натуры. И бороться с ней можно разве что с помощью всеобщей цифровизации, которая сделает финансовые потоки максимально прозрачными. Примерно так, как российские налоговики победили обналичку и чёрные зарплаты – сделав любые механизмы вывода денег в обход электронного контроля попросту нерентабельными.