Вопрос, выйдет ли Венгрия из Евросоюза, звучит диковато, согласен. Но только на первый взгляд. А после того, как из Евросоюза вышла Британия (конечно, с совсем иными целями: чтобы контролировать Европу извне) – вопрос в принципе переходит из фазы невозможного в фазу вероятного. Непосредственным же поводом его поднять послужила опубликованная недавно венгерским изданием Magyar Nemzet  статья Томаша Фрича «Пора поговорить о huxit».

«Я знаю, что это табу, но кто-то должен сказать это слово первым: huxit – то есть добровольный суверенный выход Венгрии из союза (по примеру Brexit)» – так начинает Фрич свое послание. Называя непосредственным поводом сего демарша «беспрецедентную, никогда ранее столь не скоординированную серию нападок ЕС и Запада в целом на венгерский закон о защите детей».

Действительно, после того как венгерский парламент одобрил закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма и изменения пола среди несовершеннолетних, на Венгрию обрушился настоящий шквал обвинений. Причем в выражениях самых резких.

17 стран – членов ЕС подписали письмо, в котором выразили «серьезную озабоченность» действиями Венгрии, заявив, что ЕС должен продолжить борьбу за права геев и лесбиянок. То есть любой ценой продавить и навязать свою линию венграм. Дальше всех зашел премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, заявив: «Для меня, Венгрии больше нет места в ЕС», и добавив, что «долгосрочная цель – поставить Венгрию на колени в этом вопросе». Итак, они должны разделить с нами наши ценности, либо покинуть Евросоюз – таков предъявленный Венгрии ультиматум. И статью Фрича можно воспринимать как закономерный ответ на него. Сразу заметим, что так ее в ЕС и восприняли.

Дело в том, что Фрич – не рядовой политолог, но человек близкий к власти и Орбану, а Magyar Nemzet («Венгерская нация») – одно из самых влиятельных венгерских консервативных изданий. Так что речь вполне может идти не о каких-то личных рефлексиях автора, а о серьезных размышлениях внутри венгерской власти, вбросе темы для обсуждения и понимания общественного мнения – и ответном послании ЕС от лица венгерской власти.

Выйдет ли Венгрия из Евросоюза

«В июле 2021 года пришло время серьезно подумать о нашем возможном выходе из федерации государств, сочащихся кровью из тысяч ран и проявляющих имперские амбиции и вызывающее высокомерие в отношении стран Восточной и Центральной Европы…» – пишет Фрич. И продолжает: «Сегодня мы дошли до последней черты: глобалистская финансовая элита и институты ЕС, которыми они управляют, фактически заявляют нам: мы обязаны сделать то, что они от нас требуют, иначе они лишат нас денег… Что ж, мы вступали в сообщество свободных, суверенных стран (по крайней мере, мы так думали), а оказались в Европе имперской, сверхфедеральной. После выхода из советского блока нашей единственной целью было стать суверенным и независимым государством. Но если они захотят снова нам диктовать, наше членство в ЕС станет бессмысленным… Не в интересах Венгрии вновь подчиниться имперским и глобалистским устремлениям».

Что ж, сказано всё достаточно ясно и прямо. Действительно, противостояние консервативной Венгрии с леволиберальной космополитической верхушкой Евросоюза достигло фазы кипения. Сегодня Венгрия – оплот консервативных ценностей в Евросоюзе. О подвигах премьера Орбана в отстаивании консервативных ценностей – в будущем, вероятно, будут слагать былины: как о сражениях христианского рыцаря со стоглавым змием мультикультурализма. Чего стоит одна только война с Соросом, институт «Открытое общество» которого без церемоний вышвырнули из Будапешта. Или заявление министра по делам семьи Каталин Новак о том, что в «Венгрии живут только мужчины и женщины, а все остальные сказочные персонажи могут покинуть страну, если им не нравятся неоспоримые факты». Наконец, закон о защите детей от пропаганды гомосексуализма, вокруг которого скрестились копья сегодня.

Понятны поиски Орбаном оптимального выхода из патовой, в сущности, ситуации. Создать в Евросоюзе консервативное крыло Венгрия – Польша – Италия (а такие попытки Орбаном предпринимались) было бы еще возможно при Трампе. Но сегодня, когда глобальный центр вернул себе власть в Вашингтоне, выглядят утопично. С другой стороны, последовательная консервативная политика, поддержанная народом, просто не оставляет иных шансов, как только идти на разрыв. Либо сдача позиций и компромисс, который тоже едва ли будет долгим. Очевидно, что давление не прекратится, в продавливании леволиберальной повестки власти Евросоюза будут идти до конца.

В то же время за поведением Венгрии внимательно следят и из другого лагеря. Консервативный курс Орбана в той или иной степени поддерживают все восточноевропейские страны. Польша, Болгария, Румыния, Словакия, Хорватия также крайне скептично смотрят на агрессивные инициативы Брюсселя. Сопротивление им нарастает даже в Австрии, Германии (особенно, землях бывшего ГДР) и Франции (вспомним письмо отставных генералов). Также у всех на глазах расправы с такими мелкими и несамостоятельными странами, как Эстония, с навязыванием ей глобалистских стандартов при полном пренебрежении волей народа (отмена референдума о браке как союзе между мужчиной и женщиной и смена правительства в январе этого года). Одним словом, звучат слова о «Хуксите» не так уж и фантастично.

Однако способна ли будет суверенная Венгрия выстоять экономически? Фрич (и, вероятно, стоящий за ним Орбан) считает, что да. Западные компании, такие как Audi, BMW, Mercedes, едва ли уйдут из Венгрии. Самостоятельная Венгрия вполне способна заключать суверенные договоры с каждой европейской страной в отдельности. И, вообще, Венгрии пора вставать на свои собственные ноги, считает Фрич. Разве не так поступают Норвегия и Швейцария (а теперь и Великобритания), не входящие в Союз?

Что ж, посмотрим за продолжением этого противостояния. Однако каждому здравомыслящему человеку (много ли таких осталось?) должно быть очевидно, что пиратская команда, захватившая Европейский корабль, ведет его на рифы. И самое благоразумное, что может сделать в такой ситуации благонамеренный отец семейства – хватать семью в охапку и бежать с тонущего корабля. Сегодня на Орбана многие в Европе смотрят как на последнюю свою надежду. И если его не оставит решимость, за ним могут последовать многие. В этом случае скорый, бесславный конец Евросоюза, который уже маячит на горизонте, даст Бог, не обернется сокрушительной катастрофой.