Третья мировая война уже началась, это война стран Запада с Россией руками украинцев. Такова позиция президента Сербии Александра Вучича – и это очень смелая позиция по меркам нынешней Европы. Будущее, по его мнению, еще хуже – неуступчивость ЕС и США в конфликте с Россией приведут к «аду на Земле». Что Вучич имеет в виду и чего пытается добиться?

И на родине, и за ее пределами Александра Вучича называют выдающимся специалистом по одновременному сидению на двух стульях. Большинство говорит об этом с раздражением, подразумевая, что президенту Сербии пора бы определиться, но некоторые – почти с восхищением.

Годами он лавирует «между струйками», сохраняя хорошие отношения и с Россией, и с Европой – и получая бонусы из конфликтующих между собою столиц: от Москвы – феноменально дешевый газ, от Брюсселя – инвестиционные средства. Но при этом Сербия остается там же, где была – на двух стульях сразу.

Однако после того, как Россия начала специальную военную операцию на Украине, Вучича поставили перед фактом – придется выбирать: или особые отношения с Россией, или дальнейшая евроинтеграция с еврофинансированием.

Поставили этот ультиматум сербам, разумеется, не в Москве (официальная Москва никогда не требует подобных вещей), а в Брюсселе – через Берлин. Причем сформулировано это было в унизительной для сербов форме – требование о введении санкций против РФ (от которых РФ будет ни горячо ни холодно, но это дело принципа) шло в одном пакете с требованием признать независимость Косова. 

Ситуация для Вучича тупиковая. Сербия – бедная страна, и чтобы скроить какой-никакой бюджет ей нужно сотрудничество как с Россией, так и с ЕС. Тем не менее ультиматум он отверг – и с тех пор как будто изменился. Стал даже более красноречивым, чем обычно, но также более нервным, что наглядно проявилось в его интервью сербскому телеканалу PINK. Особого внимания заслуживают два пассажа.

Во-первых, Вучич призвал оставить разговоры о том, что на Украине происходит локальный или региональный конфликт, поскольку речь идет о новой мировой войне, в рамках которой «весь западный мир через украинцев воюет с Россией».

Если из России судить, ничего нового в этом тезисе нет, Вучич выступает как Капитан Очевидность. Но не с точки зрения ЕС. С точки зрения ЕС сказанное президентом Сербии – это оголтелая российская пропаганда, потому как Запад с Россией не воюет, а только лишь помогает Украине выстоять против агрессии.

В общем, это высказывание ломает парадигму Брюсселя и, вполне возможно, приведет его в бешенство, за что Сербии придется заплатить. И надо понимать, что Вучич не говорит столь громкие вещи просто так – он опытный политик, хороший психолог, а во времена Слободана Милошевича отвечал в правительстве за пропаганду, в том числе военную, так что цену словам знает.

Второй пассаж лучше процитировать полностью – до того ярок:

«Я знаю, что нас ждет. Как только Владимир Путин закончит дела в Северске, Бахмуте и Соледаре, после этого на второй линии Славянск – Краматорск – Авдеевка, последует его предложение. Если Запад не примет предложение, мы попадем в ад, а они его не примут.

Я боюсь, что нас ждет гораздо более тяжелый военный конфликт, чем этот сейчас. Надеюсь, что он не развернется на Балканах. Мы сделаем все возможное, чтобы спасти сербский народ и Сербию».

«Дела в Северске», кстати говоря, уже заканчивают. А дату нового конфликта на Балканах Вучич называл ранее – 1 октября, когда в Косово (по вине все того же Брюсселя, заметим) рискуют начаться новые этнические столкновения по предсказуемому предлогу. Но примечательнее другое – осведомленность президента Сербии о географии специальной военной операции.

Это не какое-то особое знание – военные эксперты из разных стран объясняют все то же самое в ежедневном режиме. Но многие западные политики, якобы просыпающиеся и засыпающие с мыслью об Украине, не всегда найдут ее регионы на карте, как глава МИД Великобритании Лиз Трасс, или не сразу вспомнят фамилию ее президента, как спикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси (у нее Зеленский стал Керенским).

А Вучич слушает, запоминает, вникает, волнуется. Его можно понять – как одного из мировых лидеров, который искренне заинтересован в прекращении конфликта.

По гамбургскому счету в этом так или иначе заинтересованы вообще все, включая тех, кто этого никогда не признает. Но большинство западных коллег Вучича только говорят о желании мира, а на деле стремятся к военно-политическому поражению России и «войне для последнего украинца», подбадривая официальный Киев на самоубийственные действия.

В свою очередь страны Азии пытаются использовать создавшуюся ситуацию в свою пользу. Кто-то, как Индия, получает теперь нефть с дисконтом. Кто-то, как Китай, тихо радуется тому, что Запад расходует на РФ силы и ресурсы, которые могли бы быть использованы против него. «Третьих смеющихся» на планете хватает.

А Сербия из тех стран, у которых от всего происходящего одни убытки – и экономические, и политические. Легко представить, сколь сильно Вучичу хочется вернуться в свою зону комфорта – к сидению на двух стульях, которое подразумевает сотрудничество со всеми сторонами нынешней «мировой войны».

Пророча всему миру «ад на Земле», он, судя по всему, преследует две цели. С одной стороны, пытается напугать ЕС и сделать его позицию более компромиссной по поводу России – а значит, и по поводу Сербии тоже. В успех этого предприятия он сам не верит, что и признает («они его не примут»), но «попробовать стоило», тем более, что в Евросоюзе к Вучичу относятся как к человеку, с которым Путин может быть откровенным.

С другой стороны, президент Сербии предупреждает население о падении уровня жизни в будущем. Заранее пытается снять часть ответственности с себя, переложив на крупных игроков. Мол, когда дерутся гиганты, если мышей не затоптали – уже повезло.

В конечном счете Вучич, обещая ад всему миру, хочет выйти из личного производственного ада. И прекрасно осознает, что экономическими проблемами Сербии обязательно воспользуется оппозиция, объединенная против него лично, а не за ЕС или за Россию (в антипрезидентской коалиции есть как одни, так и другие), то есть преследует еще и внутриполитический интерес.

Такой подход может показаться эгоистичным и малодушным, но Вучичу необходимо отдать должное.

Ультиматум Евросоюза он, напомним, отверг – и не пошел против мнения народа, выраженного недвусмысленно пророссийски.

При этом Вучич не сомневается в том, что всему западному миру приказано отрицать, как морок: спецоперация ВС РФ достигнет своих, неоднократно повторенных президентом целей по полному освобождению и защите народных республик Донбасса. Только после этого откроется некоторое «окно возможностей» для переговоров и завершения военной части конфликта – но быстро закроется из-за непримиримой позиции Запада, не столько спасающего Украину, сколько противостоящего России.

При всех своих минусах (а разношерстная сербская оппозиция не любит Вучича, мягко говоря, за дело) нынешний президент Сербии может войти в историю, как голос разума в обезумевшую эпоху. Как мало, оказывается, нужно европейскому и рассчитывающему на вступление в ЕС политику, чтоб быть таковым: не разделять русофобские установки и осознавать национально-экономические интересы своего народа.  

Побольше бы таких. Глядишь, тогда «ада для всех» все-таки удастся избежать.