Американские СМИ предложили оригинальное объяснение того, почему переговоры между делегациями США и Китая на Аляске закончились полным провалом несмотря на то, что обе стороны возлагали на них большие надежды. В качестве причины называют расизм. Но не отмечается главное – то, что американцы, китайцы и русские воспринимают эту проблему по-разному.

Встреча в Анкоридже, как ее воспринимали многие американские комментаторы, должна была положить конец одному из многочисленных конфликтов между США и Китаем. Конкретно – торговой войне, развязанной Трампом против Поднебесной. Она была важна для американской промышленности, на которую опираются республиканцы, но изначально не входила в планы глобалистов, какими являются демократы, и подрывала то, что называют «западным единством». Многие страны Европы, включая Германию, недвусмысленно заняли сторону китайцев и открыто заявляли, что тактика Трампа «неприменима» в XXI веке.

Самим китайцам происходящее тоже, мягко говоря, не нравилось. Там надеялись, что избрание Трампа – своего рода случайность, и нужно только «пересидеть», не сдавая позиций, чтобы потом вернуться к нормальному режиму торговли.

Поэтому, собственно, переговоры были организованы столь легко. Руководители китайской дипломатии – глава канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи и министр иностранных дел КНР Ван И – прибыли на север Америки без всяких предварительных условий. В пятницу состоялась их встреча с госсекретарем Энтони Блинкеном и советником президента по национальной безопасности Джейком Салливаном, а понедельник прошел второй тур на более низком уровне представительства. 

Перерыв на уикенд не помог. Стороны так и не перешли к обсуждению главного вопроса – шагам по сворачиванию «торговой войны», а ряд консультаций за закрытыми дверями вообще не состоялись. И пятница, и понедельник оказались посвящены публичной сваре с обменом предельно резкими мнениями в духе «сам дурак».

В обвинениях американской стороны не было ничего нового и интересного, но китайские товарищи как будто «отвели душу». Помимо прочего, представители США узнали, что их государство «слабое», но при том «агрессивное» и «попирающее права человека», а сами они – плохо воспитанные хамы.

Последнее было призвано проиллюстрировать тот факт, что Блинкен в своем первом приветственном «выпаде» в адрес гостей вышел за рамки отведенного ему времени. Когда же получил «ответку» – то самое обвинение в нарушении прав человека, как будто завис, явно не ожидая от гостей из Пекина резкости и прыти.

Все это могло показаться странным с учетом того, что сворачивание «торговой войны» необходимо сейчас обеим сторонам: КПК – в принципе, а администрации Байдена – для того, чтобы поддержать уставшую от коронакризиса экономику и включить это в кейс «первых побед», традиционно презентуемых после первых ста дней нового президента.

При этом противники Байдена изначально называли его «прокитайским кандидатом», намекая на возможные коррупционные связи в КНР. У него действительно сложились хорошие личные отношения с рядом представителей верхушки КПК благодаря прежней деятельности на посту сенатора и тому, что в период Барака Обамы он фактически отвечал за все китайское направление. И отвечал небезуспешно – экономическое сотрудничество двух стран при Байдене – вице-президенте, несмотря на все политические противоречия, шло в гору.

Азиатская пресса утверждает, что Байдена в Пекине уважали и почти любили. А с точки зрения американской разведки, Китай (а также Иран) пытался повлиять на результаты выборов в США в пользу Байдена, как Россия – в пользу Трампа.

Но вместо дружеских объятий – громкая свара. А почему? Если сильно упрощать, объяснение происходящему сводится к двум словам – инерция и идеология.

Насчет инерции все более-менее понятно: благодаря «повороту» Трампа американский политический класс и общественное мнение теперь заточены на противостояние с КНР. Значительная часть элиты США не хотела «торговой войны», но раз уж она начата, ее необходимо если не выиграть, то завершить так, чтобы можно было объявить о своей победе. В противном случае Белый дом и Госдеп могут обвинить в сдаче национальных интересов.

Что же касается идеологии (в данном случае – идеологии демократов), она подразумевает восприятие Белого дома как главного мирового правозащитника. То есть возвращение к тем временам, когда Вашингтон ультимативно навязывал всему миру свои представления о демократии и правах человека. Если для республиканцев это в значительной степени предлог, то для нынешней власти – «честь мундира», и тот же Блинкен является рафинированным представителем идеологизированной дипломатии.

Судя по всему, американцы представляли себе ситуацию так: китайцы выслушают все «фи», касающиеся Уйгуристана и Гонконга, а «торговую войну» мы все равно свернем – ведь им самим это нужно. Реакция оказалась, с одной стороны, предсказуемой (китайцы терпеть не могут вмешательства в свои внутренние дела, особенно применительно к сепаратистским регионам), с другой, достаточно парадоксальной, чтобы у Блинкена вытянулось лицо.

То, что Америка – мировой хам с претензией на мирового жандарма, это, пожалуй, и американцам понятно.

Но услышать уже от китайцев обвинения в расизме и системном попирании прав человека они были не готовы. И их даже можно понять: трудно даже сопоставить «проблемы чернокожего сообщества», которым посвящают первые полосы все мейнстримные СМИ, и тех же уйгуров в Синьдзяне с «центрами перевоспитания», новым изданием концентрационных лагерей.

Либеральное и горячо поддерживавшее демократов издание The Wall Street Journal откликнулось на аляскинскую свару редакционным материалом с названием «Китайское предупреждение Байдену» и подзаголовком «Противники США чувствуют их слабость». В ней изложен изящный, по-своему правильный, хотя и половинчатый взгляд на проблему.

Если коротко, демократы и либеральные СМИ сами виноваты. В пылу борьбы с Трампом и с расизмом (что тут первично, а что вторично – не указано, но со стороны очевидно, что первично первое) они перегнули палку. Растянув на несколько лет бичевание США как «расистской страны» под руководством «президента-расиста», который держит мексиканских детей в каких-то клетках (то, что эти «клетки» появились при Обаме, не акцентируется), они сунули в руки врагов Америки несколько козырей, которыми те теперь легко отбивают всю правозащитную тематику.

Причем это в равной степени касается и Китая, и России. Последний раз президент Владимир Путин упоминал об американском расизме и движении BLM буквально неделю назад. И даже пресс-секретарь Белого дома, хорошо памятная нам Джен Псаки вынуждена была согласиться с тем, что президент России прав. В противном случае опровергать бы пришлось не только его, но и Байдена вместе со всем руководством Демократической партии.

Параллельно в ситуацию вклинилась трагедия. Очередной вооруженный психопат, 21-летний Роберт Лонг, застрелил восемь человек в трех спа-салонах Атланты, принадлежащих азиатам. Но обвинить во всем конкретного психопата было бы слишком «по-республикански», поэтому и Байден, и вице-президент Камала Харрис вновь заговорили о проблеме «структурного расизма», на сей раз – применительно к выходцам из Азии, которым действительно пришлось натерпеться всякого после того, как мир накрыла паника из-за самой первой «волны» коронавируса.

Было бы даже странно, если бы китайская сторона не воспользовалась ситуацией. Вот она и воспользовалась, увидев, что американцы намерены читать им снобистские лекции об отношениях с меньшинствами.

В том, что палку действительно перегнули, вставив ее в колеса американской дипломатии, с редакцией The Wall Street Journal сложно не согласиться. Но она умалчивает о двух значительно более важных обстоятельствах, составляющих эту проблему.

Первое – Америка уже давно потеряла моральное право на то, чтобы претендовать на «эталон» в деле соблюдения прав человека. Если в конце XX века ей в этом смысле верили (но уже тогда зачастую безосновательно), то после серии вооруженных конфликтов, поддержки откровенных людоедов и пыток в Гуантанамо, составивших американскую «славу» в новой эре, расизм в отношении хоть черных, хоть азиатов – это «вишенка на торте», а не определяющий состав.

Второе и, пожалуй, главное. Замах США на международное доминирование с делением политических систем и национальных традиций на первый сорт, второй сорт и «браковано» – тот же расизм «вид сбоку» или колониализм «вид сбоку» (а в тех же мейнстримных СМИ теперь предписывают считать, что колониализм и расизм – почти синонимы).

Да, само понятие «американской исключительности» – это расизм. Но оно лежит в основах американского государства, и ни Байден, ни кто угодно другой на его месте ничего с этим поделать не смогут, даже если вдруг и захотят. Урок, преподнесенный Вашингтону китайцами, конкретен: нет смысла отрицать экономическое, военное и даже политическое могущество США, но их претензию на эталон морали и нравственности теперь будут поднимать на смех.